Либерально-демократическая партия России
Пятница, 19 Июля 2019
ЛДПР
---

Выступление В. В. Жириновского на «круглом столе» Комитета по науке и наукоёмким технологиям «Законодательное обеспечение инновационного развития экономики»

12 Мая 2008 18:16 | 3265

12 мая 2008 года. Малый зал Государственной Думы. 14 часов.

Жириновский В.В. Когда ведущий спросил, есть ли вопросы, и ни одного вопроса не возникло, это удивляет. Когда я здесь провожу мероприятия, то я так начинаю их проводить, что сразу лес рук и очередь выступать с трибуны.
О чём я говорю? О том, что надо любой материал подавать так, чтобы он заинтересовал, чтобы он взбудоражил. И здесь как раз роль науки. У нас сегодня находится ведомство по науке? В Министерстве образования. А где должно находиться? В Министерстве экономики. Экономика должна развиваться на научной основе, а образование — им хватает своего направления, от дошкольных учреждений до университетов.
Пока вы здесь сидели, уже объявлен состав нового правительства, так что как бы у вас нет вопросов и нет вопросов к новому составу. Видите, как быстро мы? До праздников только утвердили премьер-министра, а сейчас уже объявили. Три министра только ушли: министр юстиции, министр связи и третий — министр культуры. Вот новые, но и новые из старых. Коновалов — полпред — министром юстиции стал, бывший посол во Франции Авдеев — министром культуры, на Министерство связи и телекоммуникаций — Щёголев из администрации президента. И директор ФСБ Патрушев — Секретарь Совета Безопасности, а его заместитель Бортников — директор ФСБ. А все остальные сохранили свои места.
Это тоже имеет отношение к науке, напрямую. Я в данном случае недоволен тем, что оставили Министерство здравоохранения и соцразвития, нельзя здоровых и больных, ими заниматься в одном ведомстве. Минздрав занимается больными, а вот Министерство труда занимается безработными и пенсионерами.
Но разделили, наконец, Министерство промышленности и энергетики, министр энергетики — отдельная структура, мы его с вами плохо знаем, Сергей Иванович Шматко. Если вы знаете, подскажите, я не знаю. Кто он? Директор электростанции был или кто он? Где он, когда? Но в любом случае, наконец, правильный подход с учётом уже происходящего в мировой экономике энергетического кризиса. Должен быть отдельный министр энергетики.
И никакого партийного подхода. Правильно. Некоторые депутаты здесь мечтали, что они станут министрами. Ни один депутат Государственной Думы министром не стал. Собянин перешёл вице-премьером, руководить будет аппаратом правительства, а Нарышкин возглавил администрацию нового президента.
Так что как и в науке, так и в демократии много предположений, но не всё реализуется. Поэтому когда здесь говорили, что уже в 30-е годы была выдвинута идея «кадры решают всё», это естественно, это азбучная истина. Естественно, кадры, люди всё решают. Какая здесь наука, в такой формулировке? Кадры решают всё! Нет, революция всё решает или пушки. Конечно, люди. Люди.
И когда выступают все у нас, всё время забывают называть причины. Вот, перечисляют все недостатки. Согласен. Причина? Молчат. Но мы никогда их не исправим, вы причину назовите! Если врач ставит диагноз, он говорит, что, какой орган барахлит в вашем организме. А если говорят: вот это плохо, это плохо, понятно, кто виноват? Виноватых нет, значит, так всё останется.
Поэтому если учёные у нас пострадали за последнее время, то они сами и виноваты: не смогли дать правильный прогноз развития государства, экономики, общественного устройства.
Если они спали и дремали, и не понимали, что такое демократия, что такое рынок, что же вы хотите? Первый этап рынка вас сметёт, и он их смёл, потому что наибольшие вложения в науку вкладывает частный сектор, а наш частный сектор молодой, он ещё действует в формате накопления, рвачества, побольше заработать. О науке он не думает.
Вот когда говорят, что находятся меценаты там или благотворители, которые строят церкви, знаете, кто из них большинство? Уголовники. Вот он воровал, убивал, и в конце жизни ему стало стыдно. Отдавать же неудобно ходить на улицы гражданам, вот он строит храм — искупление его вины перед обществом.
Поэтому чтобы вложил кто-то в науку, он, вот это как раз подход к кадрам. Вот здесь назовите мне, какая фракция дала наибольший вклад в науку по созданию демократии, основанной на науке, научные подходы к демократии в нашей стране.
Видите, вы не знаете этого. Ведь смысл, какой был, переход к выборам по партийным спискам? Чтобы подобрать туда кадры.
Разве бы здесь находился сейчас вот уважаемый ведущий наш Черешнев? Пошёл бы он на выборы в одномандатном округе. Да любой местный рвач обошёл бы его, раздал бы всем там деньги, подарки, нашумел бы на губернатора, и никогда бы он в одномандатном округе не победил. И все сопротивлялись, кроме ЛДПР. Весь смысл партийных списков.
Пока вы это не чувствуете, но ещё будут выборы и ещё, и появятся те депутаты, которые примут правильные законы, которые повлияют благоприятно на науку.
Что это были за депутаты, одиночка? Никто он, он никто, отсидел в тюрьме и вышел: «Я тут всем покажу вот то». Всё, становись депутатом, а что он в науке понимает, в культуре, в образовании?
Вот ведь подход-то, подход-то, нужно брать именно процесс, где научный, к кадрам научный подход, да, где тут будет научный подход к кадрам, если сама власть будет сформирована из людей, которые далеки от науки, от образования.
Здесь я, почему как бы вот хочу, хочу сопоставить? Потому что советская демократия, она была обречена. Не потому что Сталин, ГУЛАГ, она тормозила развитие той же самой науки.
Нельзя доверять чиновникам решать, какое направление будет в науке. До сих пор у нас есть ещё среди чиновников сторонники Вавилова и Лысенко, и до сих пор зарубают направления целые, до сих пор не дают возможности.
Ведь, почему трудно пробиться сегодня научному какому-то открытию, изобретению? Отдают чиновникам на экспертизу, а он ничего не понимает, он пишет: «Не подходит. Не годится. Не рентабельно». Всё, и учёный ничего не может делать.
Поэтому не только вопрос в деньгах и уже деньги есть, а вопрос в формировании тех структур и инстанций, которые будут принимать решение: быть — не быть Академии наук, Научному центру, какие налоги брать, с кого.
Вот решили брать налог с земли, на которой стоят научные центры, ну, кто принял такое дурацкое решение? Во время кризиса в Америке Рузвельт наоборот снял все налоги с науки, ради бога, дал им ещё больше земли и недвижимости.
А тут всё имели, а говорят: «Вот налоги, как они будут интересно, и из чего они будут платить?» Вот подход наших, так сказать, очень умных чиновников.
Что сделали в новом правительстве? Сообразили, наконец, земельные отношения передали в Минэкономразвития. Часть функций у него отдали в Минрегион, то есть, вот подходим к научному пониманию, каким должно быть ведомство.
Поэтому внизу можно очень много спорить, доказывать, но, если наверху чиновники сядут не в те кабинеты, не за те столы, всё наше с вами движение наверх они остановят, в смысле не карьера — движение наверх, а потом бумаг.
Поэтому, конечно, я думаю, нынешний депутатский корпус и все последующие готовы дать самое пристальное, придать самое пристальное внимание всем вопросам. Единственное, бороться за русский язык, потому что растут дети наши, они трудно понимают, что это такое «инновационное». В советский период называлось это «внедренческое», «внедрение». Кто решил этот термин ввести «инновационная экономика», или там «фьючерсы», и, значит, «венчурная». Ну пока он это поймет, это несколько лет уходит.
Неужели не хватает русских слов? Это ведь тоже нам с вами мешает в развитии. Это тоже очень надо, потому что ряд ученых, они начитались очень много латинских терминов, как юристы, врачи, они только это говорят. Отоларинголог. Ухо-горло-нос. Нет, не надо мне это ухо-горло-нос. Отоларинголог. И ребенок или старушка не поймет — куда мне идти, к какому врачу? И долго по-русски, русскими буквами название, так сказать, специалиста. Или фтизиатр, врач-фтизиатр. Туберкулез лечит, ну что ты называешь обязательно фтизиатром, так сказать?
Вот то же самое в науке. Если будем везде вставлять западноевропейские термины, там это легко, поскольку там романские языки, англосаксонская культура, то здесь мы замедлим развитие нашего молодого поколения.
Поэтому когда раздаются возгласы, что вот ученые ушли в бизнес, так они должны были из бизнеса прийти в науку. У нас наоборот. Вот характерная черта развития России — анархия. У нас наоборот. У нас теперь принудительно ученые пошли в бизнес, чтобы, наконец, понять, что такое большие деньги.
Теперь надо создать условия, чтобы они вернулись или другие не уходили, потому что мы получили хороший период заморозки — 75 лет, когда понятие «прибыль» вообще было уничтожено. Что такое прибыль? Никакой прибыли. План.
Сегодня и план возвращается, но другой план. А тогда был план — показатели. Вот работайте.
У меня же много знакомых, сидят в НИИ, уже им… По 40 лет сидят. Они же ничего не делают. Приходит на работу, что-то там пишет, пишет, что то пытается делать, но безрадостные лица у них. То есть это вот проблема. Проблема в том, что, конечно, зарплату называли, что зарплата у секретаря обкома была, мол, самая высокая, 500 рублей, а у президента Академии наук — 1200. У президента Академии наук, поверю, 1200. А у секретаря обкома была вторая зарплата в конвертах. Товарищ Сталин ввел. И получал секретарь обкома столько, сколько ему нужно было на хорошую безбедную жизнь.
Я к чему об этом говорю, нужен научный подход еще к статистике, мы же оперируем не той статистикой.
Даже президента подвели. 8 мая он здесь в Госдуме начал говорить про детские пособия, он имел в виду пособия по уходу за ребенком и по беременности, и до трех лет, а Зюганов-то имел в виду пособия, которые мы платим с 3-х до 18-ти.
Если
бы мы дали бы научный подход в терминах, то президент бы не оказался в неудобном положении. И нужно было назвать, как при советской власти, пособие матери-одиночке, пять рублей оно было, а всё назвали — пособие, детское пособие. А какое детское пособие? Забеременела женщина, родила женщина, по уходу, до 3-х лет и до 18-ти. Слушайте, это нужно изучать.
Естественно, президент, премьер-министр, и они не могут даже врубиться, о каком пособии идет речь? И он не сказал о каком. И друг друга подвели. Перед всем миром показали, что вот как бы не очень хорошо соображает, так сказать, в парламенте кто-то, чиновники, не могут понять, о чем идет речь. Что двигать вперед науку, если мы с вами точно не определим?
Несколько лет назад праздновали 100-летие Курчатова. Я приехал в Академию наук, и говорю — вот сейчас ехал по городу, везде висят эти растяжки — 105 лет Московскому мясокомбинату имени Микояна.
Я говорю: а почему не висят растяжки 100 лет великому русскому ученому Курчатову? Денег нет у Академии наук.
Ну если нормальный чиновник сидит в том рекламном агентстве, которое разрешает вывешивать «105 лет мясокомбинату», сказать — вот повесишь сто растяжек, посвященных 105-летию мясокомбината, и за твой счет повесим сто растяжек, посвященному великому русскому ученому. И всё, и они бы согласились, мясокомбинат согласился бы. Но чиновник-то молчит. Он молчит. Потому что он советский чиновник или демократический чиновник, он ещё плохо понимает все эти вопросы, так же, как и в Минфине, не всегда поймут, сколько нужно денег на науку, потому что они чисто бухгалтера, оторванные от жизни. Цифры красивые, а что эти цифры порождают, этого нет.
Поэтому я хочу в заключение поддержать данные парламентские слушания, чтобы вице-президент Академии наук, уважаемый академик Черешнёв и дальше мог бы помогать и толкать. Вот видите, впервые появился учёный во главе комитета по науке. А сколько лет прошло, сколько ушло лет, чтобы, хотя бы учёный, возглавил комитет, связанный с наукой. Ещё ничего не сделано, чтобы только, наконец, поняли, кто должен стоять при решении тех вопросов, которые имеют прямое отношение к науке. Да ещё переставят, сейчас Соколов вернётся сюда, возглавит Комитет по культуре. Комитет по культуре — он у «Справедливой России», надо забирать у «Единой России», а, значит, что-то нужно отдавать. Вернее, отдать им Комитет по культуре, но он прошёл в парламент по спискам «Справедливой России». Куда его девать, Соколова? То есть Комитет по культуре из «Единой России» переведут в «Справедливую Россию». Там поставят Соколова, а обмен? А обмен, заберут у них комитет по науке, и поставят вместе Черешнёва Кокошина, вот и всё. Вот опять пошла такая кадровая перестановка. Потому что вставили искусственно «Справедливую Россию», искусственный элемент в демократии. Так у вас бывают искусственные и не искусственные учёные и так далее. Вот такие перестановочки все, рокировочки. А принцип один — угодить наверх, вниз, по горизонтали.
А я в заключение хочу сказать, чтобы наука действовала. В каждом крупном предприятии должен быть заместитель руководителя по науке. А у нас при советской власти замполиты были, зам. по политической части, чтобы не отступать от доктрины политической. Это нам мешало. Поэтому обязательно максимальное содействие. И то, что учёные пострадали, это в определённом смысле закономерный процесс. Надо было вовремя подсказать советскому руководству, что и как нужно делать в экономике, в науке и в остальных сферах.
Сегодня критикуют ЕГЭ. Правильно, ЕГЭ, абсолютно правильно. Нет, сопротивляются. Нам не нужно ЕГЭ. А что вам нужно? Взятки получать при поступлении в вузы? ЕГЭ, это сделали фильтр против взяткополучателя. Нет, оставьте нам вступительные экзамены. 5 миллиардов — оборот теневой в системе образования. Если мы эти деньги сохраним у родителей, они лучше оденут, лучше накормят своих детей, купят им компьютеры и учебники. Нет, они кладут в карманы преподавателей, которые стонут, нет денег. Посчитайте, сколько они сейчас получат в августе 2008 года. Обязательно ЕГЭ! И пусть будет бакалавр и магистр, ничего это не мешает. Нужно соответствовать стандартам мировым.
Кто такой кандидат наук? Никто не понимает. Кандидат наук, что это такое по-русски? На чужой язык переведите. Кандидат наук. Вот это всё проблемы терминов всего-навсего. А мы с политической точки зрения отвергаем эти термины. Не надо их отвергать. Там уже огромный опыт в этой сфере. И весь смысл перемещения наших научных кадров, там лучше. Так и здесь давайте создадим для них лучше. Уже есть прогресс, уже больше платят. Но ещё пропагандистское обеспечение. Это и не хватает и президенту, правительству, здесь, в Госдуме. Надо повернуть пропаганду. Вот здесь я согласен с предыдущим оратором. Но он не понял, почему программу «Дом-2» показывают в лучшее время, а «Очевидное — невероятное» в худшее. Потому что на программе «Дом-2» зарабатывают, а программу Капицы «Очевидное — невероятное» смотрят только интеллектуалы, умные люди. В массовом порядке смотреть не будут. Идёт первичный процесс. Заработать. Телевидение зарабатывает. Это плохо, я согласен. И в этом смысле, может быть, новый министр, которому переданы все телекоммуникации и электронные средства массовой информации из бывшего Министерства культуры, может быть, он, находясь там, на этом ответственном участке в администрации президента, изменит характер наших телеканалов и там появится больше передач с научным уклоном.
Но, повторяю ещё раз, вскрывать нужно анализ и причины. Вот я последний пример приведу. За рубежом уже определяют состояние здоровья по энергетическим точкам. Наши, когда врачи до этого додумаются, когда? Ещё 20 лет.
Председательствующий. Я извиняюсь. По регламенту по нашему.
Жириновский В. В. Вот вы по регламенту, а они хотят слушать. Вот и пошла советская система. Ведущий боится, что я получу у вас больше признания, товарищи, остановите. Ещё меня вызовите на Лубянку, что-то там не то говорил. Вот она, советская система не умерла, умрёт, добьёмся, вычистим, но нас остановила. Поэтому не вы должны меня останавливать, а зал, если зал слушает, заканчиваю.
Последний анекдот, анекдот последний. Попал священник, и водитель автобуса умерли и священника — в ад, а водителя автобуса — в рай. Говорит, слушайте, я всю жизнь Богу служил. А ему говорят: слушай, ты всю жизнь свои проповеди читал, все спали, а когда этот водитель вёл свой автобус, он его так вёл, что все пассажиры молились Богу.
Вот так и вы, надо выступать так, чтобы они или смеялись или бурные аплодисменты и в глазах появился бы блеск, но это научная пропаганда любых знаний, а когда у них нет вопросов, и они не желают аплодировать и готовы освистеть — это тоже хорошо, но регламент, ещё один появился, ещё один. При советской системе он был секретарем парткома, и вас выживем. Поэтому поможем науке, я вам обещаю, все фракции Государственной Думы. (Аплодисменты)

Комментарии (0)
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите или зарегистрируйтесь.
Член фракции ЛДПР в Государственной Думе РФ Дмитрий Савельев считает, что комплексное снижение цен на энергоносители обеспечит конкурентоспособность российских продуктов и их доступность для потребителей