Либерально-демократическая партия России
Среда, 13 Ноября 2019
ЛДПР
---

Из выступления на всероссийском молодёжном форуме «Территория смыслов», посвящённого теме: «Россия — страна возможностей» / 1 августа 2019 года

14 Августа 2019 18:10 | 397

Жириновский В.В.  Возьмем страны мира. Где лучше всего? Финляндия, Норвегия, Дания, Швеция – тишина. Живут богаче всех. Шумят где? На Юге – Португалия, Испания, Италия, Греция. Живут беднее всех. Поэтому то, чему мы учим в ЛДПР всех – это обрести инструмент познания. Это как скальпель для хирурга, это умение отыскать больное место: опухоль, аппендицит или еще что-то. Так и ваша задача – познание мира. Потому что информации огромное количество. Сейчас я читаю книгу «Взлёт и падение империи». – 800 стр. Мне, конечно,  хочется подробно всё это прочесть. Потом я поручу советникам сделать, может быть, всего 10 стр., но дать только выводы. Зачем описывать все битвы, сражения, названия? Поэтому я хочу, чтобы этому вы научились. Это самое важное – определить причину. Лечить легче будет, если правильный диагноз больному поставлен. Если неправильный  - ни одни лекарства не помогут. Вот горят леса. Причина? Температура воздуха? Может быть.  Поджоги «чёрных» лесорубов, чтобы скрыть незаконно вырубленный лес? Может быть. Из-за рубежа сегодня легко воздействовать: лазерные лучи и заполыхает любой лес. И просто погода, слишклм сильная жара и слишком  долго нет дождя. Но нужны цифры, статистика: а сто лет назад как было, а 200 лет назад, а 300 лет назад. Статистики не было тогда, она появилась недавно.

Поэтому оценивать мы всё должны по последствиям. Коммунисты начинают выступать: вот это мы сделали, мы обещали, получилось, мобилизовали, мы добились, всё, всё. А вы спросите: а конечный результат какой? Вот Октябрьская революция, Великая Октябрьская социалистическая революция – свержение, построение, великие стройки. Молодцы! Государство где? Как человек: умный, сильный, хороший, хорошо одетый, воспитанный. Где он? Он умер. И что толку от того, что вы там нам рассказываете, какой он хороший. Если он жив и будет жить долго, тогда всё то хорошее, что вы говорили, пошло ему на пользу. Поэтому важно анализировать последствия. Вот как свадьба, это исторически сложилось у человечества – медовый месяц. Многие даже не понимают смысла фразы. Во-первых, они отдыхают, молодожёны, обычно едут куда-то, чтобы с глаз долой от родителей, от знакомых. Но почему месяц? Потому что каникулы, отпуск у них. Медовый – потому что они любят друг друга, они вместе. Но есть более глубокий смысл медового месяца. Что это самый короткий срок жизни человека, когда всё хорошо. И статистика – половина браков распадается. Кто виноват? Ни кто не виноват, тут не может быть виновных. У человека душа. Вот когда он полюбит – это нельзя заказать. Или «любовь до гробовой доски» - это же дикость. Какой «гробовой доски»? У вас может быть любовь на 24 часа, может быть, на 24 года, может быть на 6 месяцев. Какая гробовая доска? Вы чего, пришли в эту жизнь, чтобы ждать гроб, когда вас туда положат? То есть вы не можете заказать, когда вы полюбите и не можете заложить в вашу систему ценностей окончание любви.  Это же не фильм закончился, когда свет загорелся. Это чувство. Все влюбляются, всё это скоротечно, когда человек открывает для себя, в чем признак не любви, а просто симпатии к какому-то человеку, мальчику 14 лет, ей 14 лет или 18-20 лет, не важно. Желание видеть этого человека. Всё, вот уже признак того, какие-то симпатии у вас есть друг к другу. Переживания в связи с расставанием. Вот закончится смена и с кем-то вам не хотелось бы расставаться. Я помню в лагере молодёжном под Анапой, Джемете в палатках жили. Ни одна палатка не горела. Жара, какие-то там обогреватели, когда душно. Поэтому проблем не было с пожарами. Потом автобусами всех увозили на вокзал. И некоторые стоят и чуть не плачут, она сидит в автобусе, уже уезжает, или он, а им расставаться не хочется. Но это же может кончиться. И нельзя никого обвинять. А ведь доходит порой до трагедии. В Москве мужчина убил возлюбленную днем на детской площадке при ее ребенке зарезал, поскольку она, якобы стала встречаться с другим. Что здесь? Очень ее он любил или просто хам, наглый тип, уголовник, решивший: ну не будешь ты ни с кем, раз ты мне изменила, больше ты никому изменять не будешь. И он признался во всём. Не надо следствие долго вести. Вот проблема.

Всегда по жизни все вопросы молодежи надо уметь видеть в разрезе, смотреть вглубь проблемы. По вопросу личной жизни вы можете опыт набрать. Но его трудно набрать. Нельзя влюбиться подряд 10 раз, чтобы понять, как же это вам нужно выстраивать отношения.  А общество – вы видите. Царское общество большевики охаивают. Демократы пришли – охаивают советскую власть. Консерваторы пришли – демократов охаивают. Вы должны задуматься, что-то здесь неправильно, когда каждая новая политическая команда поливает грязью предыдущую. И это продолжается.

То есть в каждый период есть положительное и отрицательное. Но в царский период положительного было достаточно, чтобы общество сохранялось, развивалось и двигалось вперед. А в советский период отрицательное перевесило положительное,  и никогда не отрицайте в спорах с коммунистами, что очень-очень много было сделано хорошего. Очень много. Но плохого оказалось больше, и люди отказались. В чем плохое? Очереди. Везде очередь: в парикмахерскую, поликлинику, больницу, авиакассы, на рынке. Везде очередь. Ну что это? А везде люди стоят, холодно, если зимой. И нехватка товаров. Всё есть, но качество плохое, однообразное, без выбора. То же самое в столовых, в кафе, выезд ограничен. То есть не было ничего, что давало бы удовлетворение. Например, учеба – учимся, где хотим, когда хотим. Детский сад – да. Школа – да. А в вуз уже не всех принимали. Конкурс. ЕГЭ не было, но были вступительные экзамены. Мне кажется, они хуже. Прием в вуз, куда я поступал, 100 человек на место. Заявление подали 300 человек, и экзаменационной комиссии ставится задача: 200 человек отсеять, чтобы остались те, кто сдадут последний экзамен. Ну и что будет делать экзаменатор? Он валит: кто-то не любит девочек, завалил, кто-то мальчиков, кому-то не нравится костюм, кому-то еще что-то. Потому что надо оставить 100 человек. Это же издевательство. А ЕГЭ, вас преподаватель не видит, вы вообще аноним. Есть знания, вас оставили. Кампанию ведут против ЕГЭ. На вступительных экзаменах тоже падали в обморок, тоже не зачисляли. По-моему, 30 тыс. в год в не поступали из всех, кто хотел. Такая стандартная цифра. Это вот проблема. То есть вас останавливают вступительные экзамены, вы не могли переходить спокойно на другой факультет, в другой вуз, сложно было. Обязательное распределение на 3 года на работу – Сибирь, за Урал, в Магадан, в любом случае из родного города. К чему приводило это? Вступали в брак по расчету, чтобы остаться в этом городе. Если семья не хочет, то и тебя оставляют здесь. Представляете, сколько браков было по расчету. Прописка была, особенно Москва, Петербург, Сочи – на работу берут, если есть прописка, штамп. Сейчас пишут «регистрация», зачем это чужое слово взяли. Хорошее русское слово «прописка». То есть ты записан здесь. И чтобы получить прописку, ты должен вступить в брак или чтобы у тебя было, у кого прописаться. Детей прописывали к родителям, родителей к детям. А у тебя нет, родители в другом месте живут. В этом городе у тебя никого нет. Что ты будешь делать? Вступаешь в брак опять по расчету, и потом эти семьи распадаются. Это не просто ограничение в свободе выбора. Это еще и навязывание, создание отношений, которые вам наносят вред. Вы представляете, как противно жить с человеком, которого ты не любишь.  В одной квартире – ладно. В одной комнате – ну ладно. А в постели одной вы должны быть. Это же дикость. Отсюда и заболевания, и ранняя смерть. Это режим делает всё. Были группы советских туристов в Болгарию, Румынию и т.д.  В индивидуальном качестве нельзя. То есть это общество погибло, потому что ограничивало человека во всем. Нельзя, нельзя, встань в очередь. Еду на экскурсию на Сахалин, не был там. Камчатка, Сахалин – далеко. Записался, потом прихожу, вижу, я ниже стал того количества, которое поедет, грубо говоря, меня вычеркнули.  Я спросил, а почему, я же записался вовремя. Это вот пришла женщина, у нее стаж работы, где я работал, в издательстве, больше, чем у вас. Всё, я не еду. Что такое вообще? Я должен работать как раб в организации, чтобы мне разрешили поехать. А там как было. Профсоюзные путевки, они 70% доплачивали. Помню, очнеь дорогая путевка на Дальний Восток, 700 руб., они мне должны были дать 490 руб., я платил только 300 руб. А так я и поехал бы, если бы за полную стоимость. Вот такие проблемы. И это они сейчас забывают, Зюганов, коммунисты. Вот мы построили то-то-то, мы выиграли войну. Конечно, выиграли. Спасибо нашим солдатам. Но сперва сколько вы уничтожили. Май 1945 года – праздник со слезами на глазах. Вся Европа у наших ног, все нас на руках носят. А июнь 1941 года – миллионы погибли. Миллионы, ваши сверстники. Мы же об этом должны помнить. А миллионы в лагерях? А у миллионов отобрали собственность? А разрушенные храмы? Всё взять в совокупности – плохого больше, чем хорошего. Этот вариант не проходит. Как в семье, количество плохих отношений у вас больше, чем хороших. Семья распадается. И вы не удивляетесь этому. Больше плохого, чего же жить-то? Нужно уметь с юности анализировать жизнь, умножать свои знания, чтобы давать различным проблемам правильную оценку в своих спорах, двигаясь к успеху. Молодежи всю жизнь придется спорить, чтоб уметь доказать свою позицию.

 

Выборы. Власть боится понизить избирательный ценз, мы предлагали с 16 лет разрешить голосовать, ну хорошо с 17 лет – говорят, нет. Вот с 18 лет и всё. Почему? Потому что власть боится самого молодого поколения – 14, 15, 16 лет –  они вообще против всего, против родителей, у них идет становление личности. Они не хотят так, как до них было. Хотят по-другому. Что делает ребенок маленький? Вы игрушку ему даёте, потом забираете, он у вас снова отбирает. Вы пытаетесь ему показать, как завести моторчик. Он говорит: нет, я сам. Он сам хочет. Человек хочет всё сам. Так вот не хотят понизить возраст. Мы за это выступаем не потому, что мы знаем, что у самой молодой аудитории – 16, 17, 18 лет – мы пользуемся максимальным авторитетом. Но это нам нужно, чтобы они чувствовали себя лучше. Вот они пошли в субботу на Тверскую, 14 лет некоторым, а мы им не даем возможность работать, учиться, когда хотят, голосовать. Я считаю, что надо все ограничения снять. Иди, работай, пожалуйста. Тяжело – не ходи.  Спишь с утра – не ходи, иди в ночную смену, во вторую смену. Выборы – иди и голосуй. Ведь у людей старшего возраста много болезней: Альцгеймера, Паркинсона, когда человек уже ничего не соображает. Ему нужно показать место, дедушка, вот сюда поставить галочку. Куда, чего – он не знает. И мы им разрешаем голосовать, их миллионы. А молодёжи говорим: нет, вам рано. Это страх власти. То есть  вы под действием власти можете понять, что она боится. А раз боится, то какой вывод?  Власть боится, что она проиграет. Ибо силовой вариант уже невозможен. Мы не Чили, только демократия, но они боятся дать возможность голосовать более юному поколению, боятся выборов по партийным спискам, вводят всякого рода ограничения, подписи, муниципальный фильтр, в любом случае, затормозить, отвергнуть от выборов кого-то. И методы нечестные.  Демократия - это когда все, кто хочет, идут на выборы. В Москве пусть разбираются москвичи, что им делать. Можно три тура сделать. В первый тур останется 30 человек, на второй тур останется 5 человек и в третьем туре вы из пятерых кандидатов, наконец, одного выберете. Или проводить заранее праймериз, заранее начать в январе, и те, кого люди не поддерживают, сами увидят, что лайков им поставили очень мало, они вообще не пойдут, им стыдно станет. А уже 8 сентября останутся 2-3 человека на место. И люди их определят, выберут, кто им нужен. И тогда жизнь будет спокойнее. Потому что когда власть боится, то она естественно будет прибегать к таким методам, что нам всем будет плохо. Поэтому нужна настоящая демократия – надо просто ввести стандарты, которым все будут подчиняться. Например, только один срок. Мы сделали два, но подряд. Добавили слово «подряд» - получилось бесконечно. Не более двух сроков подряд. Только два срока, тогда было бы понятно. Но еще лучше один срок. Если один срок – он весь выложится, чтобы с хорошей памятью от вас уйти на другую работу. Если второй срок, он первый срок бросит на победу на второй срок. И получается, что неэффективность власти. Поэтому нужны те стандарты, которые власть делают эффективной. Человечество придумало партийный механизм. Допустим, 45 депутатов-одномандатников, они должны думать, как они сформируют комитеты, комиссии, руководство, кого на штатную единицу, кого на внештатную. И самое главное, понимать: кто они, эти люди. Нужно выбирать людей, которые в первую очередь не допустят революции, последствием которой будет крушение страны. Ведь 1991 год вы уже не знаете, не помните. Вы вообще родились позже или совсем были маленькие тогда. Наша страна была разрушена практически в том же формате, что и после Великой Отечественной войны. Мы потеряли 7 млн. кв. км. Хотя в 1945 году мы её приобрели. То есть в результате Великой Отечественной войны мы добавили территорию себе, а потом в результате мирной демократической революции мы потеряли население, половину потеряли. Сейчас нас было бы 300 млн. А по факту сейчас нас 150 млн.  Промышленность была ослаблена хуже, чем во время войны с немцами. То есть  все потери хуже. Вот это оценивать надо. Вот Зюганов уже обещает 21 декабря вместе с делегацией нести венки на могилу Сталина в честь его какой годовщины со дня рождения? Не знаете, молодцы. И не надо знать. 140 годовщина со дня рождения. То есть  он родился 21 декабря 1879 года. В апреле они понесут венки к Мавзолею в связи со 150-летием со дня рождения Ульянова. Представляете, они празднуют дни рождения двух исторических личностей, которые нанесли самый большой урон нашей стране. Вот такое мы общество. Это слишком полярно. Мы до сих пор красные и белые. Разница должна быть. Вот костюм двубортный, однобортный, молния или пуговицы. Цвет, какие-то нюансы. Но ставить памятник тиранам. Пролиты реки крови – это недопустимо. Но вы должны уметь логично им всё это объяснять.

 

Мы не просто социализм у себя пытались построить, мы навязывали аналогичный режим всей планете Земля. Везде создавали коммунистические партии в основном  за наш счет. Где сейчас коммунистическая партия США? Нет. Потому что мы перестали платить. То же самое Франция и все остальные страны. Где-то есть, но это маленькая группка, которая ничего не значит. Мы хотели, чтобы все государства превратились в советские социалистические республики – Венгерская, Немецкая, Французская и т.д.  Но это стоит очень дорого. Мы были средняя европейская страна. Как мы можем содержать весь мир? Это экономически невозможно. А многие страны Азии и Африки именно этого и хотели. Мол, мы тоже за социализм, красный флаг, портреты Ленина, но помогите, постройте заводы,  фабрики, дайте деньги, наших студентов на учебу. Ну ладно одна страна. А то весь мир. И они решили помогать. А потом видят, собственный народ-то нищает, собственному народу-то плохо, и поняли, что это нереально.  Но можно было прекратить помогать, уже здесь мы бы сэкономили много. Партию нужно разделить на две партии. 20 млн. коммунистов, они в очереди стояли, чтобы стать коммунистами. Пополам разделите – социалисты и консерваторы. Всё. Отдайте им райкомы, машины, деньги, все есть. Республики уберите. Только административное, географическое деление. Области – хорошо. 60 областей по 5 млн. – 300 млн. человек. И руководитель области. Губернатор не нравится, давайте наместник. Не нравится  - давайте назовём председатель облисполкома. Как хотите. И это как устройство. Огромные деньги остаются, мы не помогаем. Однопартийный режим уходит, начинаются выборы конкурентные. Две команды, два человека на место, многопартийные парламенты. И в экономике, не трогайте госсектор, он мощный, сильный. Бытовое обслуживание - парикмахерская, чебуречная, химчистка, сапожник - отдайте им, коллективу. Теперь они  будут распоряжаться, получать доходы и сами ремонтировать свое помещение, закупать новые материалы. Вот и появится маленький сектор, 5%, 10%, 15%, 20%. И подумать, а надо ли больше делать? Может быть, хватит на частный сектор 20%.

 

Банки. Было 5 мощных банков. Госбанк, Стройбанк, Внешторгбанк. Оставьте их. Если будет потребность, еще два банка, еще три. Но не надо, чтобы было 700 банков. Сейчас только мы это поняли и их убираем. Только сколько денег они уже  увезли за границу? То есть разумным будет провести реформу. Почему этого не произошло раньше? Потому что у власти были малограмотные люди. Я окончил два факультета МГУ. Мой отец окончил два факультета во Франции, университет Гренобль. То есть у нас генетически высокий уровень образования. И опыт. Я весь Советский Союз объездил по командировкам. И внизу всегда был с людьми. Я не был элитой, я внизу, как рядовой юрисконсульт, с ними обязан был встречаться, какие-то бумаги оформлять и заодно смотреть, как живут. А мы видим людей без образования, а к власти их привели большевики. Потому что образованная часть царского общества большевиков не поддержала. Ведь выборы тогда прошли уже. Учредительное собрание 15 ноября 1917 года. Они уже власть захватили, а выборы-то были уже назначены. И на выборах у них третье место. На первом месте кадеты, эсеры, народники и т.д. А у них третье место или четвертое. Вот их цена, большевиков. И в январе бы принята была бы Конституция новая, сформировано было бы новое правительство из образованных людей. Войну до конца бы довели, оккупировали бы Германию, получили бы контрибуцию, вышли бы к южным морям. Всё это поломали большевики. Малограмотная власть. Чтобы придти к власти, большевики понимали, как сейчас власть, они не придут, помещики им не поверят, ибо они

обещают землю отобрать, фабриканты им не поверят, они обещают заводы отобрать. То есть  у них не было опоры. 20 тыс. членов партии и то в Петербурге.

Поэтому у них был путь один – вооруженным путем и ночью. Это же преступление. И когда начинаются споры с коммунистами, самый главный аргумент – незаконный вооруженный захват государственной власти. Это преступление по всем уголовным законам и конституции. А уж что потом было – тоже цепь преступлений. Партия «Справедливая Россия», они вроде бы не связаны с большевизмом, они хотят какой-то социализм. Какой? Опять же скрывают. Ну, какой социализм? Шведскую модель? Какую? Французскую, немецкую?  Так не бывает. Надо конкретно. Почему идут «Справедливая Россия» и еще много партий, «Коммунисты России», «Патриоты», «Родина». Потому что страна бедная и больше голосов можно получить у бедной части избирателей. А бедным надо пообещать сказку. Вот проголосуйте за нас – будете жить хорошо. А где деньги возьмете? Вот у богатых отберем. Как хорошо: богатых накажут и бедным раздадут. То есть опять обман.  И мы единственная в мире страна такая. Вся Европа пошла другим путем, поэтому иногда нас заслуженно побаиваются, недолюбливают. Потому что бедным людям тяжело получить образование высокое. Там все имеют высокое образование, ибо там ставка на бедных не делается. И когда наш бедный и малообразованный встречается с тем, из Европы, богатой и высокообразованной, они друг друга не поймут. А когда не понимают – тогда вражда. А если вражда – тогда страх и как бы ненависть какая-то и всё остальное. Это проблема. Это эксперимент. Если бы не было Октябрьской революции, то мы сегодня были бы вместо Китая, вторая страна в мире, а, может быть, и первая. Потому что если бы Антанту мы бы сохранили, мы бы американцев не звали бы в Европу воевать с немцами, мы бы без них добили бы немцев весной 1917 года, за полтора года. И было бы три языка: английский, французский, русский. Три валюты: фунт, франк, рубль. И готовая НАТО – Антанта, три страны и никого бы не принимали больше. И готовый Европейский союз – три страны и никого бы не принимали. Сферы влияния бы разделили. Пускай у Британии Индия, мы туда не лезем. У Франции Африка – мы туда не лезем. А нам останутся соседи наши – Финляндия, Швеция, Венгрия, Болгария, Турция, Иран, Афганистан. Всё. И все согласны были бы. Но наши же враги, не желая с нами делиться после окончания Первой мировой войны, нас выпихивают из числа победителей. Это то, что нам сделали большевики. Мы не имели права делить Германию и доходы, контрибуцию, поскольку мы вышли, предали союзников, вышли из войны. Мы не победители. Слава богу, хоть не проигравшие.

 

На Канонерском острове в Санкт-Петербурге отсутствует аптека, 4,5 тыс. человек находятся без аптеки. И нефтекокс с нефтеперегонного завода, распложенного на противоположной стороне, летит в сторону жилого квартала граждан. Аптека должна быть в шаговой доступности. А нам храмы навязывают в шаговой доступности.  Вы в храм за лекарствами не побежите. (Аплодисменты).  Это делается, чтобы снова обмануть вас. Вот безработный, холодный, голодный, больной – вот иди в храм и помолись утром, в обед и вечером. То есть  храмы пускай будут, религия пускай будет свободной, кто-то верит, не верит, но аптека должна быть рядом. И это дешево, это не металлургический комбинат. Поэтому нам дайте точный адрес, где нет аптеки в городе, министру направим письмо завтра.

 

По поводу Капитанова. Каждый год мы сталкиваемся со случаями предательств. Где-то в каком-то регионе наш активист переходит на сторону другой политической команды. Я согласен. Как в футболе, вот парень играет за «Спартак» - ему надоело. У него есть время перехода из клуба в клуб. Это всё легально. В партии. Нет выборов, тихо, спокойно – разочаровался ты. Коммунисты, «Справедливая Россия» и «Единая Россия», в любую уходи в другую, бывает так. Но когда идут выборы, и ты кандидат от этой партии в этом городе, то переход в команду противника — это большой удар. Есть вариант: давайте договоримся. Если тебе предлагают, какие-то условия нам ставят, мы можем о чем-то договориться, понимая, что это очень сложный город, связанный с главой государства. Но просто так взять и предать партию – это не годится.

 

По поводу кандидатов от ЛДПР. Мы не даем ограничений: только молодёжь, только русские, только православные. Никаких границ нет. И Конституция это запрещает. Но я всегда говорю, если есть возможность, вакансия какая-то образовалась, ну позовите молодого человека, он энергичный, инициативный, он хочет, он может. Простой пример. Вакансия в одном городе, я направляю туда резюме: депутата, ему уже за 50 лет. Через неделю прибегает, о, Владимир Вольфович, жена не хочет. Я договорился, ты будешь членом правительства, а у тебя жена не хочет. Молодому даю вакансию, жены нет, он поехал, он работает. Когда старшее поколение, сложнее. То у него жена не хочет, то у него дети, кто-то болеет, что-то еще. Из Алтая зову в Москву на работу, квартиру даем, работу. Нет, нет, у меня сын в местной хоккейной команде. Я говорю: в московский «Спартак», в ЦСКА, где хоккейная команда лучше его устроим. Но не надо. Вот им, как за 50 лет, тяжело управлять ими. Они малоуправляемые.

Поэтому я рад, что сейчас Кремль проводит мероприятие «Лидеры России» и собирает лучших ребят, и из них комплектует руководящие кадры. Поэтому все, кто хочет сделать карьеру, идите в ЛДПР. Почему? Не потому что я лидер. КПРФ вас не пропустит. Там в приоритете старший возраст и там будут говорить: вы подождите, вы еще молокососы. «Справедливая Россия» рушится, ее не будет «Единая Россия» - там некуда девать губернаторов, генералов, министров. А мы свободные, у нас более свободный вариант. ЛДПР такая легкая машина, полу-Мерседес, идем по любым дорогам. И ребята садятся за руль и сами рулят, куда ехать. Я никому в душу не лезу. Нас предают – ну что делать? У нас  в Липецке проблемы. Бывает так. И не столько они предатели, как им хочется проявить самовыражение. Я согласен, но ты должен понять, в какой стране ты, депутат Госдумы, выходишь в пикет с лозунгом. Это же немыслимо. Вот американский конгрессмен вышел бы в пикет где-нибудь в Вашингтоне, где-нибудь напротив администрации прокурора США? Ему бы сказали: ты что, с ума сошел, ты же конгрессмен, ты власть.  А что здесь сказывается? Происхождение. Дедушка был, может быть, пастух, слесарь не хватает лоска интеллигентного. Но ты понимаешь, что ты уже депутат Госдумы, у тебя ранг федерального министра. А ты идешь в пикет и нападаешь на прокуратуру? Что ты получишь взамен? Ничего. Это бывает. Излишний экстремизм, радикализм. И его учить тяжело, ему уже за 40 лет. Поэтому когда такие, как Власов, Диденко здесь сидят, Дегтярев, Чернышев, это те, кто пришел в 25-30 лет. Я вообще ничего не знаю, я им не мешаю, они всё делают сами. Они инициативны, у них всё кипит. Поэтому кто хочет карьеру делать – в ЛДПР. У нас будет большая фракция в 2021 году, у нас, может быть, еще губернаторы будут. Сейчас Владимирская область – блестящая возможность для москвичей-активистов, поработать в области и научиться управлять областью. С малого начать, в район поехать, в какую-то деревню поехать и начать деревней управлять, районом управлять, городом, областью. Рядом, там наш губернатор, два наших вице-губернатора. Ну, лень, понимаете. Сидит и всё. Поэтому  семейного тяжело раскачать. А молодёжь, Василий там раз пять уже был, во Владимирской области, в Хабаровском крае был. В Смоленске.

Когда мы сидим на месте, мы самая малоподвижная страна. Мы сидим. Надо двигаться.  Люди, зерно, металл, услуги – всё кипит от Калининграда до Владивостока. Вот тогда рыночные отношения сработают. Рынок ‒ вещь жёсткая. Зарабатывает хлебороб – проигрывает птицевод. Зарабатывает пасечник, потому что мёд дорогой – проигрывает продавец сахара и т.д. А рынок должен быть всеобъемлющим. Товаров должно быть изобилие, чтобы никто цену не поднимал. Мы видим, что в основном дефляция, то есть цены стоят во всем мире. Всего полно. Войны начинаются из-за этого. Товар нельзя продать. А где можно? Вот там, так давайте сокрушим эту страну и бросим туда наши товары, говорят политики некоторые. Во всех войнах кроется причина экономическая.

 

Сейчас нет Карла Маркса и я на его роль не претендую. Но Карл Маркс анализировал в 19 веке. Там он видел тот класс, который может повлиять на развитие, - рабочий класс.  А сейчас классовый подход исключается. Национальный, религиозный, военный и экономический подходы лежат в основе всех трагедий. Экономика, война, национальность, религиозность, политика класса и т.д., всего 5-6 причин. Сейчас кто-то из наших идеологов, обычно они скрытые, где-то сидят в кабинетах, пишут речи, свои какие-то аналитические записки, говорят: мол, либерализм себя исчерпал. Почему? У нас в стране им тяжело объявить демократию либеральную, при наших выборах это будет звучать смешно. Экономика либеральная тоже не пошла, ибо первоначальный рынок погиб. Сейчас в основном действует госсектор. Им и не хочется, чтобы наша молодёжь думала, а вот там вся Европа либеральная. А мы какие? Все хотят какое-то название. Понимаете? Кто мы? Какое общество? Какое государство? Например, монархия. Форма государства, понятно, управляет царь, император, король. Республика – выборы, парламент, партии, понятно. Религиозный режим – Иран, Афганистан, еще где-то, муллы или как у нас, священники управляют.

У нас республика, не монархия, выборы есть.  Демократия все-таки, но нельзя сказать, что у нас в стране осуществляются принципы либерализма. А это полностью свободная пресса, рынок, свободная торговля, весь бизнес, частный сектор под защитой, свободные выборы, партии. Слово либерализм по-русски – свободный - Liberty, латинское слово. Но кто же против свободы будет-то выступать? Слава богу, это на латыни назвали. А то бы наши люди восстание подняли. Чего, мы не хотим жить в свободном мире?

И из чего исходят они, надо понимать. Действительно, уже рынок тоже опасен. Почему? Давайте свободный рынок  - китайцы завалят весь мир своим товаром. Президент прав, что и Западу чистый либерализм уже не только не помогает, а вреден. Это проблема. Или газ. Русский газ дешевле, а американцы говорят, нет, покупайте у нас. Но он же дороже. Но вы покупайте наш. То есть  либерализм действительно немножко себя стал исчерпывать в плане, экономике.  Если совсем свободная экономика – побеждает Китай. Совсем свободная экономика – побеждает США. Побеждают Германия и Россия. Четыре государства побеждают. А остальные 196  должны работать на эти четыре. Кто согласится? Нет. Пресса. Свободная пресса где? Вы же видите. За деньги  любого оклевещут или любого вознесут до небес. Не получилась свободная пресса. Это уже не 20-ый век. Но и выборы. Где свободные выборы?  В большинстве стран тоже химичат, фальсификация, голосуют за «мертвых», пересчеты и т.д. 

То есть  все достижения либерализма стали мешать развитию любого общества. А нового, другого явления нет. То есть элементы авторитаризма есть, где-то появляется лидер, который начинает вершить судьбы жителей своей страны и немножко на соседей замахивается. Или же корпорации крупные пытаются воздействовать на экономику, сметая национальные границы. Большому бизнесу таможня не нужна. А если убрать таможню, тогда и визу надо убирать. Тогда опять какие-то страны завалят весь мир своими товарами, своими туристами, а мы все будем их обслуживать. Китайские товары, китайские туристы. Американский газ в Европе. Вот вам три примера. А китайские товары не самые лучшие, а китайские туристы не очень нас будут устраивать по культуре, по общению, по языку. В этом плане либерализм стал хромать, потому что чем меньше ограничений в движении на планете, тем все будут хвататься за голову.

 

Вот передвижение по планете. В Европе уже строят стены с колючей проволокой, то есть загораживаются от других. А это разве либерализм? В этом плане да. Но вместо него пока ничего не придумало человечество и пока мы так или иначе должны думать о том, что либеральная экономика, либеральная демократия – это самое высокое достижение человечества. Тут нет идеологии. Тут нет концлагерей. Тут не закрывают храмы. Тут ни в  чем не ограничивают. Свобода! В армии не служи. Либеральное общество до чего уже дошло. Мы мечтали об этом. Ты финн, получай среднюю зарплату – сиди дома. Ты не безработный, ты не инвалид, ты гражданин Финляндии. Мы, правительство, тебе платим. Швейцария. Многие страны начинают платить своим гражданам только потому, что они граждане, чтобы они не испытывали трудностей. Не бойтесь безработицы - у вас деньги уже есть. Не бойтесь голода – в магазине полно продуктов. Не бойтесь медицинской помощи – вы ее оплатите. Пожалуйста. То есть настолько умное правительство и деньги есть, так дайте гражданам. И граждане будут держать в банке свои деньги и отдыхать. Хотя гражданам это не очень понравится. Они хотят работать, но он будет заниматься творческой работой, поедет за границу, будет больше учить детей.

 

Вопрос: недавно в Алтайском крае пчеловоды-фермеры пострадали, понесли убытки из-за того, что поля оказались заражены пестицидами. Во-первых, пострадали в первую очередь сами бизнесмены  и пчелы. Пчелы, как предсказал Альберт Эйнштейн, если умрут, то человечество через 4 года тоже исчезнет с лица земли. Скажите, пожалуйста, в Государственной Думе есть закон, который будет бороться с этим? Потому что в Америке и Канаде уже запретили некоторые пестициды, а в Китае вообще сами фермеры вручную обрабатывают, потому что во время этого не сделало правительство. Есть ли такой закон в Госдуме?

 

Жириновский В.В.  Никогда не прикрывайтесь авторитетами. Эйнштейн сказал, пчелы сдохнут, через 4 года человечество погибнет. Человечество никогда не погибнет. Пусть все пчелы сдохнут и все змеи сдохнут, и всё остальное. Почему? Пчелы опыляют только треть растений. Две трети – это другое опыление. Конечно, уменьшится количество продуктов. Но опять экономика. Вот либеральная экономика. У меня поля, я загоняю химию туда, чтобы не было сорняков, и у меня будет огромный урожай пшеницы, гречки, всего. А рядом улья стоят, пчелы облетают растения и эту заразу в себя – и подыхают. Вот либеральная экономика. То есть она себя исчерпала в этом смысле. Надо регулировать, изобрести срочно те пестициды или по-русски пестициды, которые будут убивать вредных насекомых и сорняки для растений, но пчелам будут безобидны. Но это долго, это требует время. Поэтому здесь где-то можно запретить их использовать, мы сохраним пчел, но сорняки и вредные насекомые погубят часть урожая растениеводства. Но хозяева разные. Как их примирить, должны ему доплатить, у него будет неурожай. Или пчеловодам заплатить – у них неурожай. Это вот регулирование. То есть  без регулирования нельзя. А это уже нарушает принципы либерализма. Здесь регулирует рынок. Я плачу за хороший урожай у них, но из-за них потравили пчел. И я плачу дороже за мед, привезенный оттуда, где пчел не потравили. Вот я потребитель, я им всем заплачу. А если этим запретить, всем запретить, тогда они работать не будут, будет хуже. Поэтому здесь проблемы есть, и они будут еще, еще и еще больше.

 

Курильщики, мы запретили везде курить. Нет, начинают открывать комнаты для курения в аэропорту. Запретили рекламу пива – начинают восстанавливать. Кто любит пиво – вот хорошо, мне это нравится. А кто не любит? Если либеральная экономика – транслируйте, что хотите. А ты не покупай пиво, если ты его не любишь. Но общество будет погибать. Поэтому либерализм не всегда поможет сохранить общество. А ограничения – вы хмурые будете ходить: нельзя, не ходи, не кушай, не пей и т.д.   То есть  выработать новую формулу: каким должно быть общество будущего, как его назвать. Может быть, этот новый Карл Маркс родится  в эти годы, и в 2060 году даст название этому обществу. Скорее всего, это будет информационное общество. Информационно мы будем знать, что это яд, давайте найдем другой пестицид. А пасечник будет знать, что рядом поле обрабатывают ядом, от которого твои пчелы гибнут, увози пчел в другое место. То есть  всё заранее всем сказать и объяснить. В этом плане мы защитим всех.

 

Любое общество консервативно. В чем ревность? Вам ближе личная тематика. Это моя девушка – и пошли все к черту, она будет со мной только. Но она не хочет с тобой, может быть, ей понравился один раз, два раза, полгода, потом она другого полюбила. Нет – и он будет всячески препятствовать, вплоть до насилия. Так и в экономике. У кого-то есть то, чем тушить пожар, уже подготовлены люди. И он боится, если запустят новую технологию, то его людей будут сокращать. Ибо те деньги, которые на них тратятся, более эффективно в новое вложить. Это правильно. Но они же будут защищать себя, свое рабочее место, зарплату и всё, всё. И мешать ему, разработчику нового, этой группе, этому городу. То есть  все внедрения предполагают замену того, что уже есть. Мой дядя ремонтировал паровозы, бригадир, Алма-Ата, депо, я приходил туда иногда. Пришли тепловозы. Всё, их выгнали, тепловозы ремонтировать они не могут. Ему обидно и мне, это же мой дядя. Всё, работа закончилась, был бригадир, а теперь никто.  Потому что наступает новая эра, новая веха, новые приборы, всё новое. И те, кто ориентировался на старое, они не могут этим новым воспользоваться.

 

ЛДПР может многое дать молодежи. У нас по всей стране штаб-квартиры. В Москве 50 штук их, полупустые стоят. Приходите и занимайтесь, молодежь. Вы освобождаетесь от арендной платы. Это хорошо. Аренда помещения это дорого. У нас есть транспорт. Мы дадим этот транспорт, можете его использовать. Заработаете первый капитал, у нас ЛДПР-ТВ, там выступите, расскажите о ваших достижениях

У молодежи какой подход. Дайте, постройте, позовите. То есть, вы ждете пригласительный билет. Это можно так. Но понимаете, вы можете не успеть. То есть  самоорганизация нужна. Когда человек идет один, его могут не очень хорошо воспринять. А если 20 человек молодежи придут к какому-то чиновнику, он испугается. То есть действуйте все вместе активно, и вы добьетесь успеха. И при необходимости прибегайте к нашей помощи.

 

Вот санкции. Когда нам не стали давать то, что мы сами не производили, это нас заставило производить недостающее самим. Это плюс. Но минус, что мы вынуждены, как говорится, с азов начинать что-то, хотя могли бы взять готовую продукцию и изделия.

Давайте посмотрим с другой стороны. Все хорошо, Клинтон и Ельцин открыли границы, разоружились, в т.ч. ядерное оружие, и мы сотрудничаем просто, как партнеры. Американцы к нам едут, мы туда, никаких ограничений. Что бы со страной было в этом случае? Она была бы поглощена Западом. Это более опасно.  Сегодня нам неприятно: нас оскорбляют, унижают, ограничения. Но на Западе у них тоже чиновники, это чванство. Раз СССР рухнул – мы одни хозяева на планете, будем делать что хотим. А если бы я был бы вместо Клинтона, я бы сказал: ребята, срочно дайте от меня им визы для русских, пусть едут сюда, американцы пусть едут в Россию. Купите у них всё, что они готовы на экспорт продать, продайте им всё, что им надо для импорта, всячески хвалите их, если будут Крым брать – молодцы, русские, берите Крым. Будут русский язык защищать, и мы будем защищать русский язык. То есть надо было их нам расслабить, что всё, мы часть  западного мира, и мы бы позакрывали оборонные заводы, ибо оружие некому продавать. И американцы не продавали бы. То есть  мы могли друг друга поглотить мирным демократическим путем. Но недоверие, страх, нехватка образования. Работа наших эмигрантов. Там же десятки миллионов наших эмигрантов. И они все нас там поливают грязью. Это воздействует на местных чиновников. Они тоже начинают нас бояться. Поэтому то, что мы сегодня испытываем трудности, это неприятно, но нет риска главного – крушения страны. Вот на Украине есть. Ей не удержаться. А у нас нет. У нас сегодня самая мощная армия, много новых заводов, и мы уже производим очень много того, что раньше не производили. И по продовольствию есть шанс стать первой страной в мире. И не просто по продовольствию, а по здоровой пище. Там на химии делают, Европа это отвергает. То есть  оружие все могут производить, особенно Америка, Германия, Китай тоже. Нефть, газ у всех есть, видите, уже всё, уже американцы конкуренты. Они ввозили всегда газ, нефть, теперь вывозят. Теперь им всем не хватает рынка сбыта, кто купит газ, нефть. А продовольствие? У кого пашня? У нас. Ее нет, европейская земля исчерпана. Всё. А в Японии одни камни, там ничего не растет. Поэтому мы имеем шанс стать продовольственной державой. Конечно, энергетической державой быть очень хорошо – газ, нефть, электричество, атом, оружие, если пока отношения такие. А вот третий фактор (и он должен стать главным) – это агросектор, это дороги. Какой там «Шелковый путь»? Где он идет, шелковый путь? Там везде террор, реки, переправы, плотины. Он никогда не может идти без остановок. А у нас от Владивостока до Гамбурга, от океана до океана без остановок могут идти фуры и железнодорожные поезда, и пневмотруба, академик Глушко Валентин Иванович еще в 1985 году предложил. Пневмотруба, в контейнер засасывается и скорость 5 тыс. км/час. Через два часа контейнер в Москве. Еще два часа – Гамбург. Вот что надо делать. А мы начали играть в те игры, в которые играли.

 

У нас не хватает питьевой воды. Самый страшный обман большевиков, они сказали, что можно пить воду из-под крана и вся страна пила воду из-под крана. Туда шла вода с водозабора очистительной станции, там хлорировали, и всю свою систему пищеварения воспалили. Самое большое количество заболеваний желудочно-кишечного тракта у нас. Ну что это такое? Нельзя пить из-под крана. Во всем мире пьют из бутылочек. Когда мы начали пить воду из бутылочки? 20 лет назад. Но 40 лет я пил из-под крана. Как я могу быть благодарен большевикам? Зюганов сейчас придет сюда и будет сказки рассказывать.  (Аплодисменты). И теперь, 102 года спустя, приезжает новый кандидат главы Республики Калмыкия и говорит Президенту: 73% не пьют – нет хорошей воды для большей части населения. А это значит, надо где-то подключаться к водоводам, тянуть водоводы, пробивать артезианские колодцы и т.д. Это же целая республика, там до миллиона жителей, территория большая, много скота, ведь скот-то нам тоже невыгодно поить грязной водой. Это же потом в мясо переходит, потом мы его едим. Представляете, поднимаемся в космос, а внизу люди пьют ту воду, которая в первобытнообщинном строе была чище. Там пили воду горных рек, там таяли ледники, там никто грязную воду не пил. Иной раз даже животные не пьют ее. Это виновата власть в чистом виде. Воды полно, мы самая водная страна. Вода – источник всех болезней наших. На втором месте пища. На третьем месте стресс.

 

Вопрос: 

Здравствуйте, Владимир Вольфович. Меня зовут Маркешина Елена, я из г. Астрахани. У нас в городе уже несколько лет не работает программа «Жилье для многодетных и для малоимущих семей». Я сама лично из многодетной семьи, нас 7 человек детей. Мы живем на 40 кв. метрах. Моя мама Маркешина Ирина Владимировна мать-героиня. Но даже этого значка маме не дают из-за того, что (цитирую) «старшие дети должны чего-то добиться в жизни». И это было сказано в учреждении социальной защиты населения. Мои родители уже более 10 лет стоят в очереди на жилье. И администрация нашего города ссылается на то, что нет бюджета. И это продолжается уже в течение 3-х лет. И все говорят, что неизвестно, когда вам дадут жилье и дадут ли вообще.  Как понимать, что вообще происходит? Говорят, что нужно поднимать демографию страны. А как поднимать демографию с такими условиями? С такими низкими льготами для многодетных и малоимущих семей? Недавно принят законопроект, что в месяц многодетной семье платили 50 руб. в месяц. Почему происходит такое?

Жириновский В.В.  Это, конечно, самый худший вариант, когда уже много лет (и при советской власти, и сейчас) государство оказывает минимальную помощь матери-одиночке. При советской власти пособие было 5 руб. – 500 руб. в месяц. Ну что можно купить ребенку на 500 руб.? Это же сколько получается в день – 15 руб., кусок хлеба. И многодетные семьи. Уход за детьми – это самый ответственный труд, не спать по ночам несколько лет. Мы за то, чтобы максимальную помощь оказывать и жильем, в первую очередь, и пособием, и продуктами питания. Но, к сожалению, даже когда есть деньги у страны, почему-то не доходят. Ярослав Евгеньевич Нилов, девушка из Астрахани, подойдите к нему, он председатель Комитета. То есть это проблема. Мы можем взять ее конкретный случай на учет, направим письмо, как изберут нового губернатора Астрахани Бабушкина, и Топилину, министру труда. Будем конкретно этой семье оказывать помощь, скорее всего, удастся нам помочь. Но в целом у нас в стране достаточно денег и жилья, чтобы быстро обеспечить.  Участников войны еще до сих пор не обеспечили жильем, уже 75 лет победы, и им уже за 90 лет, и несколько тысяч еще не получили положенного им жилья.  И каждый президент обещает: в конце моего срока все участники войны будут обеспечены своим жильем. Срок кончается, а участники войны умирают. Здесь какой вариант с пожилыми, пенсионерами? Власть хитрит, она обещает, но долго ничего не дает, исходя из расчета: это старшее поколение естественным путем уходит из жизни. А лучше деньги вложить в производство, в молодёжь и т.д.  Но они заслужили. Ведь они нам построили страну. Всё, что мы имеем, это их труд. Поэтому здесь мы всегда готовы помочь обязательно и многодетным, и малоимущим, и одиноким, и в целом детям, чтобы уход за ребенком должен входить в трудовой стаж.  Это самая тяжелая работа, а он не входит. Тогда пенсия у этой мамы  будет самая маленькая, если она всю жизнь просидит с детьми. Поэтому будем стараться. А по конкретному случаю, по отдельному случаю нам легче помочь, потому что нам губернаторы идут навстречу.

Комментарии (0)
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите или зарегистрируйтесь.
Минтруд предложил лечить пенсионеров в частных клиниках бесплатно, а именно – пациентов старше 65 лет. Эта инициатива, несмотря на кажущиеся плюсы, имеет подводные камни. Свое мнение по этому поводу озвучил сенатор от ЛДПР Сергей Леонов, представляющий в СФ Смоленскую область