Либерально-демократическая партия России
Воскресенье, 21 Июля 2019
ЛДПР
---

Выступление В. В. Жириновского на заседании Круглого стола фракции ЛДПР

9 Июня 2008 18:03 | 3314

С Т Е Н О Г Р А М М А

Круглого стола фракции ЛДПР на тему:
«Актуальные проблемы туризма: законодательные
аспекты»

Здание Государственной Думы. Малый зал.
9 июня 2008 года. 14 часов.


Жириновский В.В. Добрый день! Почему мы решили по такой теме провести «круглый стол»?
Ну, во-первых, те, кто к нам постоянно ходят, они сами могут сформулировать, если вы считаете, что какая-то тема более актуальна или интересует большинство. Летний период, это раз, как бы актуальностью время, как раз начало летнего сезона.
Второе — не все понимают, что такое туризм. И думают: а, про туризм там будут они говорить, это, мол, меня не интересует, это не очень важно. Это как раз очень важно, потому что все говорят про промышленность, про нефть, а большинство стран живут в основном за счёт туризма. Половина доходов в бюджет страны многие страны получают за счёт туризма. А Россия сколько получает? Одна сотая одного процента. Меньше всех в мире — одна сотая одного. Значит, сколько это получается? В тысячу раз, наверное, меньше, если пятьдесят процентов другие, здесь даже процента нет, одна сотая.
В этом же проблема. И это связано со всеми нами. Потому что раз эти деньги не поступают в наш бюджет, то и мы с вами ничего оттуда не получаем. Это вот как бы такой глобальный вопрос. Другое — это то, что наш туризм с вами — за рубеж. Опять мы проигрываем с вами. Наши граждане уезжают туда, где-то 75 миллиардов рублей тратится. А здесь 25. 50 — разница. То есть мы дарим загранице каждый год 50 миллиардов рублей. Зачем? Потому что не развит свой туризм.
Конечно, изголодались, при советской власти не могли все выезжать, сейчас больше выезжают. У нас в 2003 году 5 миллионов поездов, в 2007 — 7. Но это ведь цифры очень такие с душком. Нам все мешает статистика. Это, может быть, одни и те же ездят. Теперь он едет два раза в год. Поэтому это не количество граждан, которые стали больше выезжать, а количество денег у тех богатых, которые выезжали раз в год, теперь два раза в год. Теперь у них 7 миллионов поездок.
Поэтому нужно, чтобы давали статистику по физическим лицам, увеличивается ли количество, Ивановы, Петровы, Сидоровы. Или Иванов стал дважды ездить, потом он будет трижды ездить. Поэтому эта вот неправильная статистика нам всем с вами мешает жить. Статистика должна быть на тысячу населения. Допустим, преступников столько на тысячу населения. Тогда ясно, что у нас их больше или меньше. А если абсолютную цифру дать, так тогда в Китае будет самая большая преступность или в Индии. Поэтому вся статистика должна быть привязана к одинаковому уровню стандартов. Вот поездки. Что это значит — 7 миллионов поездок? Да я могу, три раза в год выезжаю.
Поэтому туризм — очень важная отрасль, это не просто кто-то съездил по туристической путёвке. Это развитие страны. Это гостиницы, транспорт, услуги. Вообще в услугах сегодня в мире занято две трети человечества. У нас опять мизер. Поэтому это имеет политическое значение и экономическое. Это не просто, развитие туризма. Ну и что дальше? А дальше это развитие нашей страны с вами. От этого всё зависит. Поэтому деньги туда оставляем, сюда приезжает очень мало у нас.
И почему ещё политическое значение? Очень плохо знают. У человека неправильное представление, если он не знает, что это за страна. Вот американцы, они вообще никуда не ездят, у них больше внутренний туризм.
Там такой регион, как Сочи, полстраны у них, весь юг страны. У нас только один город, кусочек Чёрного моря, а у них есть возможность ехать и оставаться там у себя. Но в любом случае, к нам приезжают в основном немцы, поляки, и в том числе, из США.
Наши, куда ездят в основном? Турция, Китай, Египет. И чему они там научатся, что они узнают там? Вариант подешевле. Вот этим нас берут. Самый дешевый египетский туризм, потом турецкий, потом китайский. Но есть хорошая поговорка: «Дёшево, да сердито». И там, если взять китайский туризм, вот они сюда привозят туристов, китайские гиды, водят по Москве и говорят плохо о России, что это, мол, такое варварское государство, отобрали у них пол-Китая. Но это же…
Экскурсоводы рассказывают о России, как о варварском королевстве (почему-то королевством называют, царь, король для них), незаконно отобравшим Дальний Восток и Сибирь у Китая. Вот. И тогда у китайских туристов, которые здесь, но они же защищаются в Китае, складывается впечатление, что мы действительно у кого-то что-то отобрали. Мы только в том году, наконец, ратифицировали границу с Китаем впервые. В 2007 году, наконец, у нас обозначена граница, и они с ней согласны. Поэтому мы у них ничего не отбирали, наоборот, подарили, и Китайскую Восточную железную дорогу, и порт «Дальний», сегодня называют его Дао Лян на китайский манер, порт «Артур», далее полностью китайское название.
Поэтому здесь просто мы, может быть, назвали так, туризм, но здесь всё: экономика, культура, политика, идеология, влияние. Сколько издевательств над нашими туристами в той же Турции, особенно когда в молодёжные лагеря завлекают. Там ведь дети едут, как в пионерский лагерь, от 10 лет до 16. И алкоголь там может быть, и наркотики, и издевательство, и насилие. Вот отдохнули, мама с папой отправили ребёнка. А потом мы будем лечить, а потом у нас из них получится маньяк через 40 лет или поджигать автомобили будет, или убивать людей. Поэтому это не безобидная ведь, туризм.
Это можно поднять уровень страны или, наоборот, опустить его. Например, мы деньги туда увозим, и там калечат наших людей. От такого туризма минус, а должен быть плюс. То есть, бюджет должен формироваться за счёт туризма. И чем ещё туризм хорош? Люди приезжают к нам сюда и оставляют деньги. Это ведь самый хороший доход.
Когда мы строим дорогу, это когда ещё оправдается дорога. А строим дом для своих, а у них нет денег заплатить, то турист приезжает и оставляет здесь деньги. Сюда не может приехать человек без денег. Он платит за проезд, за гостиницу, питание, за все услуги. Поэтому это самое доходное, но наши люди этого не понимают. Считается, вот гидом работает, где-то там в гостинице. Это большая сфера занятости.
Почему за рубежом меньше безработных? Вот они в сфере обслуживания. Семейная гостиница, мойка, автомобили, кафе, ресторан, возить. То есть, это самая большая сфера. Там все задействованы: музыканты, массажист, парикмахер, салоны красоты, экскурсоводы, выпуск рекламной продукции. Люди заняты. Это не просто так, какая-то блажь. Но кто-то хочет, пускай ездит. Это развитие страны нашей. А мы мучаемся.
То мы кулаками занимаемся, то Магнитку строим, то ракеты, то космос. А для человека это же ничего не даёт. Вот человеку даёт сфера обслуживания. Его обслужили, чтобы ему было хорошо, и питание, и здоровье, и развлечения. Но хороший, так можно издеваться над нашими туристами и будет, ещё мы будем платить деньги за это издевательство.
Поэтому здесь очень много вопросов, которые плохо ещё решаются. С одной стороны, это в основном частный бизнес. Но поскольку у нас эта не развита отрасль, то здесь государство должно вкладывать. Минфин не вкладывает, потому что на первом этапе это расходы. Вот гостиница «Москва», сколько её уже строят? 3, 4 года, да, будут строить. Сколько вложили денег? Говорят семизвёздочный отель. Пятизвёздочный я знаю, 5 с плюсом, но 7 звездочек, я не знаю, что там будет давать туристу семизвёздочный отель. Это будут там сверхмиллиардеры находиться. Лучшие части Москвы для иностранцев, тоже ведь неправильно.
И неправильная позиция в отношении туризма. Если мы пойдём по европейскому пути, нам нужно ещё 100 лет строить шикарные отели, мотели, гостиницы, там эти сауны, бары, рестораны, маршруты. И это уже есть за рубежом. Нам нужно часть туризма сохранить именно вот естественно, чтобы это было интересно ему. Вот говорят: дорога. А вот пускай будет ухабистая дорога и мы его посадим на телегу. Вот он на телеге едет и вот избушка, деревня, так сказать, там печь, в печи там готовят пищу. Это ему будет интересно? Баня по черному, это баня, что шикарные сауны, турецкие бани, русские бани, там, где мрамор, там, где всё автоматика, ему это противно. Он в Баден-Баден, всё там, все виды саун, но всё одинаковое. Их это раздражает уже, нужна диковинка какая-то, вот чтобы какой-то интерес должен быть. Лес, русский лес, избушка какая-то там на курьей ножке, так сказать, из сюжетов наших сказок. Это привлечет тоже туризм. Конечно, …, они приехали, Москва, всё красиво, Владимир, Суздаль, а вот дальше можно их провести по ухабистой дороге, которых там нету и на телеге там никто не повезет их, и квас никто не предложит. «Пепси-кола» везде стоит, она им уже надоела, а кружку кваса он в первый раз увидит, такой самодельный, кислый, ядреный. Там или окрошка, он нигде никогда её не ел, а эти все, луковый супчик там протертый, шампиньончики, стандарт по всему миру. Ему это опротивело, вот дайте ему наши там сырники, яичница везде есть, а вот из творога только у нас эти блюда готовят или особые какие-то блинчики, или простокваша. Йогурты это химия, а вот настоящее сельское молоко и заквасили крестьяне сами или огурчик солёный из кадушки, а не то, что там фабрики готовят в баночках там уже намного хуже. А моченые яблоки, там соленый арбузы, то, что он тоже, может быть в диковину для него быть этот вот. Валенки, где он в Европе будет ходить в валенках? А вот если зимний туризм, он приедет, он почувствует, что в валенках удобно. Тулуп. Все дубленки, которые Запад выпускает, это пиджак, это плюс 5. 0 — уже холодно, минус 10 — не годится, боюсь, он тулуп оденет. И тогда будут заявки на закупку наших тулупов.
А сегодня что делают? Овцеводство у нас есть, Северный Кавказ, где-то там Калмыкия и не хватает мощностей шить шубы и шкуры закапывают в землю. Сколько закопали за 100 лет шкур? В Австралии, там закапывают, потому что там только мясо экспортируют, там овец больше в 100 раз, чем населения, только мясо, даже мясо экспортируют, потому что там зелёный континент, вечное тепло и на пастбищах они размножаются, огромное количество, миллионы, миллионы голов. А мы могли бы делать из этого тулупы и пограничники купили бы и МЧС, и армия, и милиция, и геологи, и туристы, и охотники, просто жители тех суровых регионов, где холодно. Климат же будет меняться, видите какой холод в Москве, июнь. Такого же не было. Где-то потепление, наоборот, заливает, наводнение, где-то похолодание. Поэтому скоро топить будем круглый год, потому что вот сейчас, и сейчас можно топить ещё, а кончили 1 апреля.
Поэтому широкая сфера понимание туризм. Это развитие страны в целом. При советской власти, поскольку была закрытая страна, этому внимание не уделялось, какой туризм. За границу почти не выпускали, а внутри профсоюзы что-то организовывали и вот Домбай, Теберда, там Голубые озера под Нальчиком, Кавказ, Эльбрус, всё это звучало. Но из-за конфликтов на Кавказе и местное население потеряло работу, и внутренний туризм сократился. Но и сегодня огромное количество место очень важно для здоровья. Вот Алтай, то Европа прорывалась в Тибет, в Алтай, это же самые такие места девственные, и вода чистейшая там, и мед особый, олени и лекарства местные, и пища. Всё там естественное и очень благотворно воздействует на человека, потому что Европа уже наполовину продовольствие химия, внешне мясо, там уже от мяса ничего нету, потому что добавки закладывают и выпускают. Если колбаса, если птица, то она ест искусственный корм, там, где уже зерно и пшеница, просо там, овес там 30 процентов. 70 процентов птица не понимает, всё это клюёт, вес образуется, но это уже, ничего в этом нету, пустое, фальшивое мясо. И мы это сами потребляем в пищу.
Вот почему сейчас ожирение по всему миру идёт? Потому что организм не переваривает эту пищу. 100 лет назад, по-моему, не было такого понятия «ожирение», там отдельные люди. А сейчас массовое. Потому что ели естественную пищу, а теперь она искусственная. Организм её не переваривает, а человек есть, он думает, это мясо, колбаса, сосиски, яйца. Тоже он думает, яйца, так это же, курица какое зерно клевала. Молоко, какое молоко? Вино пьют.
Я вот был в Германии, вдоль дороги виноградник растёт. Сколько он выхлопных газов в себя втянул, а потом из него сделали вино и человек наслаждается. Вкус вина, но состав какой. Это же в виноград всё вошло, а потом вино в бутылочку и человек, марка-то остаётся, они же не выбирают, лоза у дороги или лоза у гор. Всё одинаково, вот это вот вина известных марок.
Поэтому туризм имеет большое значение. Это знание о стране. Возьмите, сегодня Индия делает рывок вперёд за счёт чего? У индусов не было социализма, не было закрытия страны, англичане им оставили английский язык и они по всему миру разбрелись. Поработали 30–40 лет, вернулись на родину и сегодня они некоторые западные страны обогнали. Мы им металлургические заводы строим, а они там программное обеспечение. Это всё тоже туризм такой деловой, политический, то есть, познать мир. И мобильным должно быть население.
Вот причина отставания России всегда была почему. Крепостное право. Крестьяне не только туристами не были, но вообще не имел права покинуть данное село. Должен был работать на данного помещика. Это же нас задержало в развитии. Всё было примитивно на феодальном уровне. Потом советская власть рабочих также прикрепила, прописка, вот здесь ты будешь работать. Где прописан, только здесь и будешь работать, в другом месте тебя не возьмут, нужна прописка. А чтобы прописка, нужно рабочее место и человек в тупике. Он не мог поменять место жительства. Жилья частного не было в городе практически. Сейчас он может продать здесь, купить там. А тогда он не мог продать, должен был уехать из государственной квартиры. Там не дадут ему, а обмен был очень тяжелым, тоже полно рогаток. Вот и отсутствие мобильности причина отставания.
Одно дело идеология, какой режим, какая партия, какие там лозунги, другое дело — реальная экономика. Мы с вами с крепостным правом закончили только в 1972 году, 26 лет назад, когда нашим крестьянам выдали паспорта, иначе они не могли передвигаться. Крепостное право царь отменил в 1861 году.
Но только через 111 лет, видите, цифра, 111 лет спустя ему дали паспорт. Что толку, он отменил крепостное право? А куда он пойдёт, крестьянин? Куда без документов? Вот отсюда появились казаки. Откуда казаки появились? Вот на юг уходили. Там не было государственных структур, судов, полиции, вот там они веками создавали. Никто не может это слово понять, откуда появилось «казак». Откуда это слово «казак»?
. Тюркское слово.
Жириновский В. В. Тюркское, наверное. Почему? Потому что вот «казан» есть слово, и столица Татарии Казань, казан. Это вот большой чан, где пищу готовят. Вот отсюда. Если по-русски говоря, кастрюля большая, да. Котелок. Вот, может быть, они же сидели в своих хуторах, и чем занималась семья? Вот готовили завтрак, обед, ужин, и всё это казан, всё туда, казан. И казан, казак, и так, может быть, «н» перешло в «к» и стали называть сектом, звали, к казану давай. А казаны турок взяли, потому что соседствовали с турками. И крымские татары — это тоже тюркские языки, и половцы, печенеги, скифы, всё это влияние с ближнего зарубежья наше.
Вот это тоже насильственные были вольные люди. Они не были вольными, они сбежали от уголовного наказания. Что-то здесь в центральной России совершили, и туда, чтобы не сидеть в тюрьме, уходили. Поэтому всегда были вооружены и хорошо воевали, потому что им нужно было побеждать, иначе их могли привлечь к ответственности и так далее.
Это вот, что за туризм? А Европа, нормально, все выезжают постоянно. Вот это имеет значение для влияния, для культуры.
А у нас представление о туризме. Путёвка, съездил и вернулся, всё. Это маленькая часть этой большой глобальной экономической проблемы. Поэтому ей внимание нужно уделять. Вот сейчас появилось министерство. Видите, вот актуальность нашего ещё «круглого стола». Впервые появился министр по делам спорта, молодёжи и туризма, потому что молодёжь наиболее мобильная, ей хочется мир посмотреть, спорт, везде соревнования, вот сейчас еврофутбол, Европейский чемпионат, и вот министр, видите.
А в этом же году 90 лет со дня гибели царской семьи. Вот он не сумел раскрепостить страну до конца. Александр Второй для него дедушкой приходился, потому что его отец Александр Третий. Вот дедушку, заветы дедушки бы выполнил, до конца бы страну бы раскрепостил бы, у нас не было бы и Первой мировой войны, и не было бы никакой революции, и сегодня была бы благоухающая страна с населением 500 миллионов человек. Вот в чём проблема.
Это не безобидная вещь, туризм или образование, мы говорим. Это всё связано с нашей страной с вами, с ёё будущим. И деньги нужны. А это туризм, самая доходная часть. Тут же нет расходов. Доходы есть.
Для нас сейчас расходы, потому что мы не развивали эту отрасль. А если она была бы уже развита, то она только доход даёт, ибо здесь люди отдают деньги. А мы в основном вынуждены расходовать их. Большинство людей бедные, требуют поддержки. Своего бизнеса у них нет.
А за рубежом именно сфера обслуживания — это семейный бизнес. Вот я был в Австрии под Веной, две старушки держат гостиницу, шесть номеров. На чём они выигрывают? Рядом в Вене, 20 километров, пятизвёздочный отель. Там официанты, швейцары, охрана, обслуживающий персонал, лифтёры, электрики, и там стоит всё очень дорого. А они вдвоём. Они и готовят, они и бухгалтер, они убирают комнаты, всё. И тогда там гость останавливается, платит дешевле. Он выбирает загород: в лесу отель или в городе. А они имеют доход, конкурируют с тем отелем, что у них расходов мало, и это для них бизнес.
Там нет трудовой России, там не надо им выходить и требовать надбавку к пенсии. Их пенсия, их трудовой день. У них и пенсия, и зарплата, доход, всё есть. То есть, туризм — это в первую очередь семейный бизнес.
У нас сейчас есть опять подпольный. Гостиницы есть семейные, такие скрытые частные, малые, но чтобы не оформлять это долго, не возиться с нашими чиновниками, то это просто жилой дом. Но по телефону все знают, что здесь можно остановиться, и внутри сделано как гостиница. Ну, опять доходы.
Статистика хромает, доходы страдают, нелегалка, все нервничают, все боятся проверки. Вот это все создаёт негатив в нашей стране. Это все, конечно, остатки царизма, остатки советской власти, сегодняшних ошибок и об этом… Привязал к дате ведь, круглая дата, печальный юбилей как расстреляли нашу семью царскую. А если бы при царе было бы много туристов в Европу, там бы они видели, что там везде монархия. И Швеция, Норвегия, Дания, Голландия, Бельгия, Испания, Великобритания, никто не расстреливает. Они не знали, что такое монархия за рубежом. Не развито было в том смысле население. Выезжала только знать, отдельные там какие-то слои общества из Петербурга, из Москвы, как сегодня приблизительно. У нас же сегодня 80 процентов отдыхают на своих 6 сотках. Ну что за отдых? Одно и то же вот там, огород маленький, соседи, с которыми все переругались и что он там? Какой отдых, что он узнает на своих 6 сотках? Что он увидит, с кем он поговорит?
Туризм — это вот как раз люди летят в самолете, теплоход, плывут, поезда, автобусы, гостиницы, на пляже, везде разговаривают, взаимообогащение, влияние. Это не отдых, люди сидят дома на своём каком-то клочке. Да эти 6 соток не у всех есть. Потому это всё экономическая, политическая, культурная проблема. И вот только, только министр появляется. Но государство не вкладывает, потому что здесь нужно действительно чтобы были хорошие дороги, но частично сохранять вот такую экзотику, чтобы была дорога лесная именно земля. Потому что европейцы всё уже закатали в асфальт, в бетон. Там найти чтобы ступить на землю запрещено даже, везде какая-то растёт трава особая, встать нельзя никуда, потому что у них нету земли. Погулять вот так просто в какой-то стране и невозможно. А у нас как раз человек мог бы походить по этим сельским дорогам, посидеть на завалинке, на лавочке, попить кваса и увидеть животных вот в таком натуральном виде, не эти птицефабрики там, ворота закрыли и с той стороны уже тушки голые выходят. И сидят они в клетках и клюют весь день химическую пищу. Это уже не животные, фабрика спасти страну от голода, чтобы дать гражданам, кушайте, красивая обертка и пусть едят уже там мяса 50 процентов, скоро будет 40, потом 30, 20 и вообще будут вспоминать, что когда-то было мясо, была картошка, был рис, были макароны. Теперь всё это искусственные такие продукты.
Поэтому здесь туризм очень нужно развивать, делать его и делать упорно сельский туризм, агротуризм и вот с такой русской экзотикой. Потому что монголы хотели тоже пиво выпускать. Слушайте, вам чехи привезут отличный завод, смонтируют, но пиво ваше покупать никто не будет. Почему? Вода не подходит для этого пива. Чехия и Германия почему славятся пивом? Не потому что они умелые такие пивовары, вода. В этом месте, они соседние страны, вода очень подходит для того, чтобы варить пиво, а Монголия не подходит. Но они захотели тоже, давай им. Или давай обувь выпускать, кожи полно, давай итальянскую фабрику. Ну, получилась у монголов итальянская обувь? Нет, потому что они никогда её не делали, а итальянцы, наоборот, всегда делали. Но они сырьё могут выпускать, вот на этом они могут специализироваться. У них 30 миллионов голов овец, а население 2 миллиона.
Значит, они могут мясо поставлять нам, шкуры нам на овчинные фабрики в Чите, в Хабаровске, в других регионах, и овец пасти у нас, когда у них образуется слишком суровая зима, вот недавно показывали, овцы дошли до нашей колючей проволоки. Если мы там не подняли снизу на два метра колючую проволоку, они бы все сдохли. Всё, ни монголам доходов нет, ни нам. Потому что граница-то искусственная, это человек сделал. Скот идёт за травой, он не знает, где чьё государство. Если трава уходит наверх, он идёт на север, дальше идёт. Наоборот, зимой уходит на юг, а кругом границы.
То есть мы не только нарушили экологический баланс, загрязняя окружающую среду, нарушили из-за количества людей. Ведь мы же, у нас единственная в мире страна, где мы агитируем рожать. Во всех других странах агитируют не рожать, не рожать, потому что перебор людей. Негде жить им, негде учиться, нечем их кормить. То есть это же приближается катастрофа, вы просто этого не понимаете. В ближайшие 10–15 лет начнутся очень тяжёлые события на всей планете Земля, потому что людей больше, питания меньше.
Но мы ударили ещё и по животным. Они не могут спокойно двигаться, их количество уменьшилось. Контрабанда, там, где медвежьи лапы кому-то нужны, оленьи рога — уничтожение идёт. То есть зарабатывают люди. Сегодня же не охотничье ружьё уже, сегодня способов для отлова и уничтожения куда более современные средства. То есть мы уничтожаем основу для того, чтобы жили люди на планете Земля.
И искусственно вынуждены ограничивать количество людей. Но искусственно-то не получается. Перепроизводство всё равно будет. И в Китае к чему привело? Там они сдерживали. И делали упор, чтобы меньше рождалось девочек, потому что девочки могут рожать детей. Больше мальчики пускай будут. Что получилось сейчас? Сейчас получилось 100 миллионов лишних мальчиков. Ну назовём — лиц мужского пола, потому что некоторым из них уже 30, 40, 50 лет. Сейчас вы улыбаетесь, а дальше к чему это приведёт? 100 миллионов китайских мужчин неженатых.
Вот это и будет та будущая армия, которая в тапочках перейдёт нашу границу, и что мы будем с ними делать? Если бы они в рамках вооружённой силы двигались бы к нашим границам, мы могли бы их остановить на дальних подступах. Но когда они как туристы, как деловые люди войдут в определённый день в огромном количестве? 100 миллионов. Так не только они одни, там же ещё полно других. Наёмников можно набрать, ещё больше будет.
А почему это происходит? Потому что это как бы биологическая суть человека. Если молодой мужчина не женат, то он более агрессивен, более лёгкий на подъём, и быстрее совершает рискованные действия. Потому что женатый, он знает: жена дома, дети, его дом, все от него зависят, ждут его. А он одиночка, его никто не ждёт. Он, как говорится, может совершить любые действия. Вот это опасно. Поэтому демографию можно регулировать, но это может привести к войне. У нас на Дальнем Востоке из-за того, что огромное количество неженатых китайцев, там до сих пор штраф за второго ребёнка платят.
Нехватка продовольствия. Это будет естественная гибель людей. Вот как погибает большинство людей. Войны? Нет, самая страшная война — 50 миллионов, Вторая мировая. После неё уже погибло в вооружённых конфликтах 100 миллионов, а от голода умерло уже, наверное, под миллиард. Вот самое страшное — голод. Голод. А вместе с голодом болезни, потому что сытый человек, он не болеет, болеет человек, у которого нет питания. Он питается грязной пищей. Вот сейчас сколько детей лежат в разных точках России, из лагерей, из интернатов. Вот повара сготовили плохую пищу, заражение кишечника, все эти страшные болезни пищеварения. Так это грязь. А тут вообще его нет. Вот это проблема. Видите, как туризм можно повернуть в другую сторону.
Царский режим не развивал туризм, советский был ограничен, сейчас свобода, но у всех есть деньги, и в основном за рубеж стремятся. Внутри не развито. И это может приводить к таким как бы конфликтам. Самое главное, чтобы люди больше понимали нас.
Ведь когда человек двигается, он развивается. Когда он сидит на одном месте, он не развивается. Почем писатели многие начинают творить, когда он куда-то поехал. Помните, Лермонтов, Пушкин, на Кавказ, в Эрзрум, это Достоевский поехал в Баден-Баден, там он написал «Игрок». Как играют, он видел и в России, но чтобы вот начать писать, ему нужен какой-то стресс. Он едет, другая страна Германия, он чужой, языка не знает, и вот Россия, что там было, и начинает творить, писать начинает. И достижения так же в технике. Человек видит, там посмотрел, там посмотрел, потом становится изобретателем, становится конструктором. И вот они сейчас сделали свой самолёт «Боинг», «Эрбас». Ну это весь интеллект планеты. Наши — только мы одни. Как мы можем против всех? Поэтому наши самолёты хуже. И гражданские. Только военные пока ещё держатся, марка тоже у них уже есть много, и военных самолётов, которые нам не уступают. Космос. Мы сами сделали, они со всего мира собрали специалистов по космосу и обогнали нас.
Это вот туризм. Понимаете, вроде бы поехал, банька, пособирал фрукты, покупался, это имеет значение, чтобы двигались. Наши люди двигаются насильно. Гражданская война — и 20 миллионов уехали. Это что, туризм был? Полковники, генералы русской армии работают таксистами, вахтёрами, вышибалами. И весь свой интеллект тратят, чтобы заработать на жизнь. Ну это же деградация людей. Это вот что такое туризм.
И сейчас уехало 15 миллионов. Они сидят все за границей, деньги есть, образование есть, сидят там. Когда они к нам вернутся? Вернутся, конечно, обязательно. Но это принудительно. Это сделано как бы в острой форме. Это нам сегодня отдачи не даёт. Туризм должен быть постоянный, поехали, уехали, приехали, снова, и все эти знания, и чтобы человек мог их здесь применить, у себя на родине применить.
И заранее подумать, где, какие у нас могут быть отрицательные последствия. Вот в чём ошибка большевиков? Вот опять к туризму я привязываю. Они все прошли иммиграцию в Западной Европе, где не было того национального вопроса, который у нас. Ленин где родился? Симбирск, Казань, Петербург, Псков и уехал за границу. Он не знает, что такое Кавказ, Средняя Азия. Поэтому когда они совершили революцию, они страну разделили по национальному признаку. Это нельзя было делать. Они не знали, к чему это может привести. Они не знали, что произошло в Средней Азии за пятьдесят лет. К тому времени мы пятьдесят лет там уже всё освоили.
То есть вот это ошибка, это не безобидная вещь. Отсутствие знаний у политических деятелей, у тех, кто как бы в состоянии осознать всё, как должен решаться национальный вопрос. Вот Сталин лучше это понимал, он был с Кавказа, но у него не было авторитета в двадцать втором году, чтобы продавить другую формулу создания нашего государства. Не СССР, а Российская Федерация с включением туда всех регионов бывшей Российской империи и предоставить право национально-культурной автономии. Всё.
Остальные большевики все были с запада, сидели в Цюрихе, в Лондоне, в Париже, там нет этого национального вопроса. Нет. Вот в чём проблема, где они знаний понабрались.
А если бы в числе большевиков были бы люди типа Миклухо-Маклая, Пржевальского, Рериха, тех, кто знают Азию и Восток, востоковеды, они бы никогда не допустили создания государства.
То же самое при Ельцине. Кто там были демократы? Москвичи. Ни одного не было человека специалиста по Кавказу, Средней Азии. Они опять пошли по этому пути. Опять всем суверенитет. Вот сейчас до сих пор мы в этом смысле не имеем прочного государства, не имеем прочной экономики. И как одна из её составляющих частей туризм на последнем месте. Одна сотая процента дохода. А больше всего доход нам что дает? Нет. Нет. Видите, вы живете в стране и не знаете, какая в собственной стране доходная часть бюджета, где делаются наши деньги. Таможня! 40 процентов. Может давать 50. До 60-ти. Но представляете смысл этих доходов? Это к нам везут продукцию с чужих заводов. Это мы не развиваемся, мы даем зарплату рабочим и крестьянам зарубежных стран, покупая их товары. Вот в чем беда. Таможня — это должен быть отрицательный показатель. Значит, к нам везут. Вот от нас вывозят за счет экспортных пошлин — это лучший вид дохода. И то… А если они вывозят то, что нам с вами нужно? Опять. Поэтому самый лучший доход — это туризм, когда к нам приехали и оставили деньги. Всё равно, раз мы продаем свои лучшие товары, допустим, часть продовольствия могли бы у себя потреблять, а мы продаем западным странам. Это плохой показатель. Мы получили деньги, но мы украли это продовольствие у наших граждан.
Или, допустим, лекарства, которые там требуются. Мы можем производить только. Мы отрываем от наших больных. А об этом тоже надо думать, что дает пользу, и как должна развиваться страна. Поэтому сейчас развиваются те страны, где много образованных и умных людей, в чем беда левых партий. Серп и молот уже давно устарел. Его нет. Ни серпа, ни молота. Только информация. Информация хорошо ложится на образованные мозги. И мало этого, он должен знать весь мир, везде побывать, чтобы собрать опыт.
Что такое турист? Он должен собрать. Он должен приехать и посмотреть, как там живут. И эти знания привезти сюда. А что делает наш турист? Приехал и пьянствует там. Он заработал болезни там. На пляже лежит в жару. Это удар по его здоровью. Он нам привез болезни, и мы его будем лечить. Какой доход?
Турист должен быть ещё человеком, который едет туда, чтобы посмотреть, приглядеться ко всему и привезти сюда, в своё частное дело вложить. А если он на государственной службе, то всё бесполезно. Если он не образованный, то он просто едет туда.
Помните, из Твери парочка. Поехали на седьмом месяце беременности. И там родила, и уехала без ребенка. И государство должно выкупать её ребенка, оплачивать расходы по родам. Вот туризм. В минус для страны. И вот детей возят туда иногда, и там над ними насилие, разврат. Это что? Это минус. Это туркам хорошо и другим туристам, которым это всё показывают. А мы там как сырье для развлечений, для турецкого развлекательного комплекса. Вот ведь тоже проблема.
А по статистике съездили семь миллионов. Только сколько болезней привезли, сколько денег отдали другим, сколько насилия, сколько страхов. Вот посмотрите, и окажется, что это всё вред. Сколько в Египте гибнут, и всё равно едут наши люди. Везде там трясёт, цунами приближается, все туристы сбежали, а русские нет. Нам всё нипочём. Всё. Лежит.
Пошли они в горы. В эти горы он ещё не ходил. И застряли где-то. И МЧС тратит наши с вами деньги, чтобы его снять с этой горы. Или они поехали на каких-то байдарках в Китае, и из шестерых четверо погибли. Они там ещё не спускались по этой реке. Не спускались, заплатите фирме, которая будет вас спасать, заранее.
Нам, во-первых, вас жалко. Вы наши граждане. Но если вы попадаете в беду — заплатите. Чего же мы у других заберём. Они здесь сидят в России. Будешь кушать меньше. Мы этих чудаков будем там искать. И ищут, и ищут, и не нашли. А деньги-то истратили — самолёты, вертолёты, МЧС. Все подымаются — ищут, ищут, ищут.
Вон американец пропал где-то в пустыне в своей в Америке — миллиардер. Улетел, как Сент-Экзюпери. И всё. И нет его. Так Сент-Экзюпери только сейчас американец признался, который его сбил. Вот недавно. В этом году или в том году. Наконец американец, лётчик, признался, что это он, или немец, что он сбил его. А то все считали, что пропал. Как пропал? Убили. Сбили самолёт. Война. Вот 60 лет немец ждал, ждал, теперь уже стыдно ему умирать с этой тайной и сообщил, что это он его сбил.
Поэтому вот в этом смысле нужно, чтобы наши граждане были очень и очень образованными. Очень много информации, чтобы было. И тогда мы с вами будем жить лучше. Вот сегодня деньги есть, а мы не можем их расходовать. Как их расходовать? Как? Строить дорогу? Где эти дорожные рабочие? Будем строить дорогу. Где они? Нет. Как расходовать деньги--то. Огромные деньги и они в банках лежат. Ведь уже нефть 139 долларов. Ожидается 150 долларов. И к 2020 году 200 долларов. Всей экономики мира конец, кроме США и России. Вот будем господствовать. Но 13 лет ждать. И ждать чего? Кризиса, от которого погибнем 2–3 миллиарда людей. Представляете? Сегодня они веселятся, сегодня всё хорошо, вступают в брак. К 2020 году они будут обречены. К 2030, 2040, 2050. Потому что планета может прокормить хорошо один миллиард. Второй на самом низком уровне. А к 2050 году будет 10 миллиардов. Значит, 8 миллиардов должны исчезнуть. Никто не будет расстреливать или вешать. Они погибнут от голода. От голода, болезней, эпидемий, пандемий и т.д. Представляете? Мы ужасается итогам Второй мировой войны — 50 миллионов европейцев положили… Это страшная война. А 100 лет спустя с 1945 по 2045 год восемь миллиардов будет лежать в могиле. Восемь миллиардов. Это сколько значит? В 10 раз — это пять миллиардов. В 20 раз больше. Вот видите. Да пусть мы возьмём минимальные. В тысячу раз больше. Представляете? Мы ещё ищем преступников за Вторую мировую войну, мы ещё спорим, кто хуже, лучше, какие режимы. А через 40 лет восемь миллиардов обречены на голодную смерть. Они ещё не родились, а они уже обречены. И не потому, что мир становится жестоким? Планета Земля, всё, она исчерпала себя. Вот это самое такое катастрофическое. Нам всё кажется, что мы здесь живём, и всем всего хватит. Но ведь создана планета, это часть Космоса. Мы забираем, забираем всё. Вот нефть и газ, они же не образуются заново. Вот всё высасываем — газ, нефть, уголь, всё, всё. Пустая Земля.
Главный источник энергия. Без неё ни продовольствия, ни медицины, ни транспорт — ничего невозможно. Значит только уран. И уран кончается. Потому что тоже находится в определённых местах, как и каменный уголь, как нефть. Тогда где? С Космоса. А с Космоса только мы и американцы могут. Но американцы после избрания Барака Обамы обречены на то, что больше белый никогда не станет президентом США.
И таким образом, Америка будет распадаться. Южные штаты станут испано-язычными полностью и будут примыкать к Латинской Америке. Северные штаты к Канаде будут отходить. А центральные штаты могут распасться на отдельные регионы. Там Чикаго, может быть, останется, белый штат, или ещё где-то. В Нью-Йорке 70 процентов цветного населения. Самый главный лучший город Америки — 70 процентов уже. Значит, ещё 2–3 президента США чёрных и Америка, как в нынешнем формате, она прекратит своё существование.
Поэтому у нас шанс появляется стать ведущим государством мира. Ведущим государством мира. И за это нас будут все ненавидеть, потому что жить можно будет только в России, потому что потепление, зальёт Мурманск, Архангельск, допустим, или похолодание там, погибнет Сочи, Анапа. А вот наша центральная часть, до неё не дойдёт ни потепление, ни похолодание. Не потому что мы сами умные, огромная территория, вот и всё. Территория, которой нам тяжело управлять — при царе, при советской власти, сейчас. Но которая нас спасёт через 20–30 лет.
Изменение климата нам не угроза. Самые дорогие энергоносители нам не угроза, потому что они у нас. Все остальные платить не могут. Все забудут про Ющенко и Тимошенко, потому что Украины не будет. Какая Украина? Экономики нет. Ничего же нет. То есть даже те, у кого есть ресурсы, они обречены. А те, у кого нет, они не смогут, потому что при цене на нефть за баррель 200 долларов, всё, конец всей мировой экономике.
Ведь американцы накачивают сейчас свои подземные хранилища. Они умные ребята, они собрались со всей планеты. Это только эмигранты. Потому что коренное население, вы знаете, что с ним сделали. Это эмигранты. И сейчас там 7 миллионов самых умных русских. Мы вот здесь втроём остались самые умные, остальные ведь там сидят. Вот доктор Васецкий, он просто ненавидит английский язык, и писатель Дьяков. А я вообще не люблю заграницу. Но ведь они там сидят все, вот в чём проблема. И там помогают американцам попытаться сохранить американскую цивилизацию.
Понимаете теперь, что такое туризм. Это же не путёвка, куда-то ты поехал. Это собрать знания со всего мира. Это отдохнуть, получить здоровье. Ведь никто не едет в Алтай. Все — Турция, Египет. Слушайте, в Алтай нужно ехать. Нет рекламы, нет традиций, нет привычки … оздоровляться. Вот в жару на турецкий пляж. Примитив. Это же малограмотное население делает. Вы же видите, дешевле, подешевле, подешевле. И своё здоровье отдают за копейки, отдают. Турки обогащаются, египтяне, китайцы. А русские и здесь.
Вроде бы туризм уже, вроде бы для развития. На самом деле получается уничтожение, а не развитие. Мы с вами должны отдыхать, жить только в умеренной зоне. Летом плюс 25, зимой минус 5–7. Вот наша зона, всё. Когда мы делаем резкие рывки, Сейшелы, Дубаи, две недели отдохнул, полгода жизни сократил. Вот так он умрёт в 60 лет, а запас у него был 90. Но он довольный, я там в Дубаи, всё. Ты ездил на самоуничтожение. Но мозги его не работают.
Посмотрите на биографию наших руководителей. Ленин образованный, всё-таки чуть-чуть учился в Казани, Петербурге и на Западе сидел, изучал, изучал. Теоретически это был самый умный человек в Европе, теоретически, потому что он всё время с книгой, библиотека. И совещания, вот такие «круглые столы». И где? В лучших частях Европы. Цюрих, Лондон, Париж. Но делать революцию нельзя было. А Сталин, наоборот, никакого образования. Духовная семинария, и ту он не смог окончить. И вся биография — ссылки, грабежи, разбой, ссылки, тюрьма. Ну какое образование может быть? Там такие же были. Вы знаете, кто в тюрьме сидит. И вот они волею судьбы, они не мечтали, а оказались во главе советского государства.
Потом кто приходит? Хрущёв. Какое образование? Заочная Промакадемия. Ну кто заочно учится и кто преподавал в этой Промакадемии?
Потом приходит Брежнев. Курский землеустроительный техникум. Техникум провинциального города. Он должен был ходить и измерять участки в колхозах. Всё. А он во главе огромного государства.
Андропов. Не могут найти, где он учился. Нигде не учился. Нет данных. Нет. Там копаются по национальному признаку, бабушка могла быть еврейкой. Это даже хорошо. Еврейская кровь самая талантливая. Но где учился человек? Нигде.
. Торговый техникум в Рыбинске.
Жириновский В. В. Ну опять, возможно в Рыбинске торговый техникум, и то нет доказательств, нет диплома, что вручили ему.
. В комсомол принимали…
Жириновский В. В. Ну комсомол. Вот и всё. И приходит Горбачёв. Ставрополье. Юг. Курорты, Кисловодск. Разврат. Чему он там мог научиться? Во всех санаториях разврат. Приезжают, чтобы там… Зюганов не вылезает оттуда. Где есть место отдыха? Кисловодск, Ессентуки.
Как он пробирается во власть, Горбачёв? У Андропова больные почки и там воды минеральные, Минводы, там он знакомится, и южане умеют подойти. Приехал из Москвы чиновник усталый, тут у него вид на горы, водичка, фрукты, коньячок и стучится секретарь Ставропольского крайкома: «Юрий Владимирович, может быть, что-то ещё надо?» Он и примелькался. Потому что на отдыхе человек, наконец, расслабляется и тут какой-то бегает Миша, Миша услужливый: шашлычок, водичку туда, сюда, может быть, там и девочки, что-то ещё.
Раз ездит, два ездит, три ездит. Он же это же все болезни хронические, вот почки его, и присмотрел, услужливый, вроде бы учился в Москве, здесь что-то учился, в крае, юг, тепло, какие-то успехи есть. Комбайнёр, как бы закалка. И, пожалуйста, появляется в Москве секретарём ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Всё. И дальше пошло. Дальше пошло — дошёл до руководителя. Раз вышел на Олимп, то это как наркотик — ещё выше, ещё выше, вот — генсек. Вот, видите?
А что они видел, Михаил Сергеевич? Ничего же не видел человек. Сидел… Село Привольное. Где родился? В деревне. Что там библиотека, филармония, стадион? Ничего. Куры, свиньи, трактор. Всё, вот детство прошло. Всё. Это же тоже имеет значение.
Я не обвиняю никого: ни Ленина, ни Сталина. В личном плане они жили так, как они могли жить. Но мы-то должны сегодня понимать, что гибель СССР, революция связана с малообразованные людьми, которые плохо знали, как развивается мир. Эта же проблема.
Посмотрите, сегодня у нас экономический форум. Со всего мира съехались учёные, специалисты или мы ездим там на какие-то зарубежные. А тогда этого было мало. Вот в чём проблема, что к власти пробираются люди, которые ничего не соображают. Они не виноваты, лестница сама ведёт. Давайте, кого? Ну вот избрали этого, этого, выше, выше, выше. И когда однопартийный режим, то пробирается, который всех устраивает. Он не спорит, никого не упрекает, да ещё подарочки привозит, на юг приглашает. Вот так и пробирается, выше, выше, выше.
А Романов, вот его не избрали, вот он умер на днях, из Петербурга, культурный город, никаких взяток, всё чётко, как бы отношение такое, деловое. А тут подхалим бегает, всё ублажает, всё делает. Ну и потом сидят на политбюро: «Ну кого? Вот Мишу или Гришу?» Как его Григорий Васильевич? Гриша или Миша? Гриша суровый из Петербурга, молчит, не пьёт, ни разврат.
А это, всё, юг, тепло, всё, давай… Улыбается, ходит. Вот ведь подход-то какой, когда сидят вот они, 13 членов Политбюро…, а это судьба страны всей. Если был многопартийный режим, была бы критика оппозиции. А оппозиции нет. И он, Горбачёв, не виноват. Если можно пробраться выше, чего не пробраться? И стал, стал. Чем кончилось, вы видите. Поэтому вот это всё проблема развития мозгов.
Поэтому, когда выбирать, надо смотреть, где он был вообще, это человек. Он же никогда, нигде не был, ничего не знает, что происходит, не знает национальный состав страны. В Средней Азии не были, они Ташкент будут на карте искать, где этот Ташкент, Алма-Ата, Бишкек, Ашхабад, потому что ничего не соображали. И вины их нет. Это вот наша горькая судьба. И это всё связано. Вот видите, тема «круглого стола» — туризм, а это же имеет большие политические основы, где люди были, как они развивались, чему они научились, что они могут, как они оценивают.
Вот он с юга. Нельзя с юга брать на высшие посты в стране, потому что юг, он расслабляет всех людей. Вся коррупция там началась, на юге, там больше соблазна. Ведь почему там больше соблазна? Люди с севера, мы, приезжаем туда, люди копят целый год, даже при советской власти. И там они уже начинают, давай накрывай, покупай, и местные обогащаться стали. Тогда они стали давать взятки чиновникам, чтобы что-то получить уже для себя в этом регионе, а потом дальше. И эта зараза расползлась по всей стране. Поэтому с юга нельзя людей брать на высшие должности. Юг автоматически делает человека коррумпированным.
Вот согрел Черногоров. Чего он сгорел? Вот это всё коррупция. Медунов тогда был, Краснодарский крайком. Они все горели. Кавказ весь, вот эта стрельба, всё коррупция, всё, потому что это юг, юг. Он всегда опасный. Возьмите, Европа, северная Италия — порядок, южная Италия — бардак. Вот Неаполь, не убирают мусор. Кто мешает? Бандиты. А в Милане убирают, север. Вот Милан — это Петербург, а Неаполь — это Краснодар, вот всё. Это не только Россия.
Поэтому я хочу вас научить, нет здесь национальной примеси, религиозной, только география. Это мы — ЛДПР — ввели понятие «геополитика», комитет у нас был, сегодня даже целая академия есть. Проблемы географии. Возьмите любую страну, север больше развит, чем юг. Почему? На севере прохладно, все работают. А юг — там, где отдых, люди хотят расслабиться. Это мы поощряем этот разврат. Не обязательно разврат в плохом смысле. Люди встречаются там, влюбляются, гуляют. Должны они отдохнуть? Поэтому, может быть, слово «разврат» не обязательно употреблять. Но юг, он всё-таки опасен. Это такая вот как бы опасная территория для развития человечества. Всё происходит на юге.
Вот, смотрите, Гитлер — в Мюнхене, юг Германии, не в Гамбурге он собрался. Опять самая такая тёпленькая часть Германии: и виноградники, и пиво, там много людей. Вот там зародился фашизм. Возьмите весь фашизм, Португалия, Испания, Италия, Греция, тепло, тепло. Чего его не было в Норвегии, в Дании, в Швеции, в Голландии? То есть всё варварство на юге. Поэтому тут нет национальности. Чисто вот это вот понятие «юг — север». Возьмите, Северная Америка — США, Канада — высокоразвитые, и Латинская Америка — сплошные военные перевороты, коммунистические режимы, террор, кровь, наркотики. Север — тишина и покой — Канада, всё, нормальная страна, нормальная страна.
Поэтому это вот тоже всё важно, вот эта кадровая работа. Кадровик должен быть самый умный человек. Смотрит биографию: родился на юге, там он и вырос, и там он работал. И это всё… Вот уже подумать надо о нём. И смотришь, другой: вот север, Мурманск, Архангельск, Ленинград, Петербург.
Кадровик не думает так, он ничего не знает, и, в результате, мы получаем с вами тяжелейший режим, на сто лет режим, на сто лет, это же не шутки! Это всё имеет значение. Какой человек окажется у власти, что он знает, что он умеет.
Национальный вопрос можно взять. Состав крови у Ленина надо бы посмотреть, а, немецкая кровь — хорошая, еврейская — можно согласиться, а вот ещё одна, не буду называть, чтобы не обиделись они. Живут, степь, в степи живёт народ, значит, это будет фанатик, фанат будет. И он стал действительно фанатом. Если у него была бы только немецкая, русская и еврейская, не было бы октябрьской революции. Но это вот азиатское такое, знаете, добить, сделать, они не виноваты, азиатские народы, они живут в тяжелейших условиях — это или горы, или степь. Там невозможно выжить, пустыня, вон арабы, возьмите, тоже имеет ведь значение, огромное значение, это не шутки.
Вероисповедание. Какие страны самые развитые в экономическом отношении? Там, где протестантская мораль: Германия, Север Европы. Католики — всё уже, вся Латинская Америка и Южная Европа — ничего не могут, бунтуют все. Православие — самая высокая духовная религия, но не приучают работать и торговать — огромный минус. Это влияет, минус. Протестант всё ставит на проблему — работа, моя работа, мои деньги, а православие — пойдём, помолимся, бог простит. Ты бедный, но бог тебя простит. «Прощённое воскресенье»: все прощают и бог тебя простит.
Все религиозные праздники, они основаны на плохом, всё, каяться надо и прощать, каяться и прощать. Работать, когда будем, зарабатывать, становиться богатыми? Это грех, грех, грех… Вот куличек, привёл, освети куличик и мне оставь куличик, яички: пять себе, пять мне оставь на храм, и иди домой, сиди, жуй свой куличек и своё яичко. А кто работать будет, зарабатывать, кто будет? Вот ведь в чём проблема-то.
Поэтому
побеждает Север, побеждают протестанты, побеждают образованные. Ведь почему Северная Европа самая образованная часть? Они первыми стали изучать планету. Вот они варяги, да? Двинулись шведы все и норвежцы, голландцы, вот они быстренько изучили, что к чему, и сделали себе свой хороший мир. А кто сидел дома, все, все проиграли: мы, китайцы и все остальные азиатские народы. Вот проблема-то. Туризм, туризм, понимаете теперь, в чём дело-то? Что туризм — это не просто там, как говорится, ванные, бассейны там, гостиницы, это образ жизни.
Нации, которые быстренько изучили планету, поняли, что к чему, и создали себе прекрасный скандинавский мир: ни фашизма, ни коммунизма, ни перестройки, и там монархия, и все партии, и вся демократия. И уже не знают, чего им делать, делать нечего, всё сделали.
А мы всё ещё думаем, что нам надо, как нам делать? Деньги есть, тратить не умеем, лавочников нет, дорожных строителей нет, а, Николай Александрович Васецкий, я заговорился уже? Немножко есть, видите, он сказал. То есть, вот это вот имейте в виду, что это имеет огромное значение, и я это вам сказал, потому что вы этого не услышите нигде.
Вот сейчас мы на будущий год с 1 сентября мы будем всё проводить в нашем центре в другом ежедневно, еженедельно, чтобы обучить тысячи людей правильно понимать. Они ещё в вузы не знают как им вот, ЕГЭ или не ЕГЭ, представляете, они спорят всё ещё, они всё ещё мучаются, какие там дисциплины. Поэтому вот нужно, чтобы была постоянная учёба, передать знания — в этом смысл политических партий.
Походите на другие «круглые столы» других партий и сравните, и скажите, у какой партии выше интеллект, выше уровень информации? Какой партии нужно доверять?
Вот, это же тоже всё, это власть, это судьба. (Шум в зале.) Что? Почему риторический? Все вопросы риторические. Ответь. Если готов ответ, отвечай, спорь. (Шум в зале.)
А? Ну молодец, но мы же не для этого делаем, чтобы вас привлекать какой-то вывеской. Вы должны сами созреть, сами понять. Вы должны понять, что левая идеология, это идеология вечной бедности. Кто голосует за левых, это всегда будет бедная страна и бедные люди. Разобраться вы должны.
Если вы будете голосовать за партию чиновников, всегда будет коррупция, которую искоренить невозможно будет, потому что это их партия. Вот, чтобы человек понял, ведь названия могут меняться. Чтобы он понял механизм, механизм формирования вашей информации, вашего мнения и как это повлияет на формирование власти в стране, а от этого вы все зависите. Все мы зависим, это же не шуточка.
Ну поиграют сейчас в футбол, закончится всё, миллион евро заработает каждый футболист. А когда вы заработаете свои хотя бы 5 тысяч евро? Вот, развлечения для всего человечества, все смотрят. Пока больше двух мячей не закатили в ворота.
Посмотрите футбол. Последнее, и я заканчиваю. Чтобы ещё раз вам показать географию, чтобы вы поняли, о чём я говорю. Матч Чехия — Швейцария, да? Нет. Первый матч был? Чехия — Швейцария. Выигрывает Чехия. Почему проигрывает Швейцария? (Шум в зале.) Хорватия выигрывает у кого? У Австрии. Опять всё одного порядка. И, наконец, немцы у поляков.
Вот, три игры сыграли, почему проиграли австрийцы и швейцарцы, а выиграли хорваты и чехи? Ну? Кто хуже играет? Неправильно. Вот в том-то и дело. Объясняю, почему.
Потому что опять геополитика. Швейцарцы и австрийцы — холёные, лучшие европейские нации. Постоянный нейтралитет, кроме небольшого периода, когда Германия захватила незаконно, очень богатые, очень образованные, они хотят красиво играть. И кто выходит противником? Хорваты — измученный Балканский регион, вечные войны, вечно под чужим гнётом, т.е. фанатизм у этих игроков, им нужна победа, у них нет ничего в истории их страны. Вот в чём допинг.
Ну швейцарцы и австрийцы живут хорошо уже сотни лет, это была Австро-Венгрия — самая мощная европейская империя внутренняя, самая большая по территории. У нас-то за счёт Сибири территория большая, а вот чисто Европейская часть. А Швейцария, вообще, самое богатое население в мире, чего же они будут здоровье своё губить-то? А этим наплевать.
То же самое чехи. Всегда они были под каким-то… Австро-Венгрия, немцы захватили, сейчас там словаки, НАТО, то, другое.
То есть, есть как бы какой-то элемент допинга. Они — австрийцы и швейцарцы — играют лучше, но им не хватает фанатизма, который больше у тех народов, которые страдали, как и наши солдаты. Они были более фанатичные во время Великой Отечественной войны. Немец не будет делать, у них не будет Александра Матросова, чего это он будет бросаться грудью на дзот? Под себя, под обстрел. Он уходит, и всё. А вот наш ещё самолёт направит на колонну с танками. Подбили, с парашютом выбрасывайся. В плен? Всё, сдались в плен, всё. В лагере сидим, ждём, когда отпустят домой. А наши ребята — на смерть. Всё!
То же самое в спорте. В спорте. (Шум в зале.) А? А это уже потому, что северная страна. У нас круглый год холодно. Если те же португальцы, турки, все играют, даже в Европе, там же нет холода, и у них базы есть везде. А у нас практически баз нету, чтобы наши ребята научились. Они разъехались, играли в разных клубах.
Вот в хоккей получается, это наш зимний вид, вот мы снова стали чемпионами мира.
Вот я на этом заканчиваю. Весь смысл учебы ЛДПР — научить вас не лозунгам, не какой-то там статистике. Вот механизм, механизм функционирования общества, государства, формирование исследования. Вот это как бы нанотехнология в теории познания мира. Не брать, там, количественными показателями, кто сколько там скота выращивает, там, когда там произошло восстание.
Причины. Причины. Политическая диагностика. Почему происходят те или иные, значит, события. То, чему не учил марксизм-ленинизм, там была своя теория, чужая. Почему она не прижилась? Чужая. География опять. Чужая теория на российской почве не приживется, и ее российская почва отторгнула. Вот это вот нужно.
И наши профессора ничему не учат этому. Не учат. И профессор Васецкий, он всю жизнь читал лекции, общество «Знание», он не виноват.
Из зала. И сейчас читает.
Жириновский В. В. И сейчас читает. Профессор. Но он читает то, что он считает нужным.
Но вот мы в ЛДПР как бы вам хотим дать именно вот это. Это как бы вот ядерная энергетика, да, это совсем другая энергетика, расщепить нужно, это нейтроны, протоны, там, уран-235, 238, совсем другая технология для производства.
Или уголёчек. Уже сто лет, выкопали и сожгли. Вы знаете, варвары. Сжигаем уголь. Уголь расщепляется на фракции, также как нефть — бензин, керосин, мазут. А уголь сжигаем. Мы убиваем природу — копоть, и уничтожаем энергетику.
Это мы убийцы тех 2–3 миллиардов людей, которые умрут от голода в 30–40-х годах. Мы, сегодня. Нас они будут проклинать. Это варвары сжигали уголь. Торф у них горел просто так. Пожары в Подмосковье. Они нас будут считать варварами, потому что мы их будущее уничтожили. Мы с вами, жители ХХ века и ХХI-го.

Комментарии (0)
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите или зарегистрируйтесь.
Председатель Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий назвал продление ареста руководителю портала РИА Новости Украина Кириллу Вышинскому политически мотивированным решением киевских властей