Либерально-демократическая партия России
Четверг, 21 Ноября 2019
ЛДПР
---

Будущее России

4 Июня 2007 17:05

В России нефть становится выгодным добывать и продавать по ценам не ниже чем $ 15 за баррель. При ее стоимости на мировом рынке от $15 до $25 за баррель нефтемонополисты выплачивают государству таможенную (экспортную) пошлину до 35% — от разницы между текущей стоимостью и $15. При стоимости выше $25 за баррель пошлина достигает 40%. Случилось так, что стоимость нефти превысила сегодня $70 за баррель, а Россия вышла на первое место по экспорту углеводородов. Однако могучая черная река нефтедолларов словно по мановению волшебной палочки влилась не в российскую экономику и социальную сферу, а миновав их, устремилась на запад. Нефтедоллары не обернулись для страны ни прогрессом в ее социальной жизни, ни появлением новых технологий, ни наукоемкими производствами, ни развитием образования, ни улучшением здравоохранения. Растущий в объемах нефтебензиновый экспорт лишь провоцирует у нас подорожание бензина, мазута и дизтоплива. Их выгоднее становится продавать за рубеж, а не поставлять на внутренний рынок, что делает нерентабельным другие отрасли отечественной экономики. Соответственно продолжается повсеместный рост цен.

Чтобы деньги, вырученные от экспорта нефти, не работали на развитие России и ее народов, необходимо вывезти их из страны под тем или иным предлогом. И здесь как нельзя кстати пришелся созданный в 2004г. Стабилизационный фонд РФ.

Гражданам РФ объяснили, что деньги в нем будут скапливаться на так называемый черный день, например, когда иссякнет наша нефть или цены на нее упадут. Хотя любой домохозяйке понятно, что деньги на черный день надо не копить, а вкладывать в ту же недвижимость, поскольку они имеют свойство обесцениваться.

С 1 февраля 2004 года до 1 февраля 2006-го объем средств Стабфонда увеличился в 15 раз – с $3,7 млрд. до $55 млрд. Эти доллары хранятся сегодня в западных банках под 1–2% годовой прибыли. Но инфляция на Западе – от 3 до 6%, и деньги Стабфонда непрерывно обесцениваются. Это стабилизационный фонд для доллара, а не для рубля. Россия таким образом успешно финансирует развитие западных экономик, практически ничего не оставляя своей.

Стабилизационный фонд должен быть использован не как кредит экономике США, а на инвестиции в те критические отрасли, которые могут быстро вернуть в экономику изношенные производственные фонды, заброшенные пашни, рабочие руки. Но как только об этом заходит речь, тотчас же поднимается крик, что разбазаривание денег Стабилизационного фонда приведет к инфляции в стране. А вот ситуация, когда на один работающий в российской экономике рубль более трех омертвело для страны и стабилизируется в иностранной валюте, признается вполне нормальной.

Какая может быть инфляция, если часть денег Стабилизационного фонда будет направлена, например, на закупки на внутреннем российском рынке? Это мощный экономический рост! Какая будет инфляция, если деньги Стабилизационного фонда начнут стабилизировать растущие цены на ЖКХ, электроэнергию, газ и прочие услуги естественных монополий? Это будет долларовая инфляция, а не рублевая, поскольку деньги со счетов западных банков переместятся на наши.

Только нужно установить оптимальные критерии для вложения части средств Стабилизационного фонда в наиболее эффективные программы. Ведь каждый начнет доказывать, что его проект и есть наилучший. Победит в конце концов тот, кто сможет подкупить лиц, принимающих решения, благо их бюджетные доходы, как правило, невелики.

Деньги Стабилизационного фонда, на наш взгляд, должны быть отданы самым эффективным управленцам. Таковыми в России, как и в мире, всегда были банки. Если половину средств Стабилизационного Фонда распределить между наиболее эффективно работающими центральными и региональными банками, последние смогут наиболее действенно служить подъему российской экономики. Ведь банки по самому своему предназначению призваны делать из денег деньги с целью приращения, а не оставлять их в «чулках на черных день».

Будем жить в Казахстане, потом в Туркмении.

Экстраполируя таблицу Георгия Вернадского, мы находим сегодня единое евразийское пространство распавшимся на государства Балтии, Белоруссию, Украину, Россию, которая находится, возможно, на первой ступени распада, страны Кавказа и Центральной Азии. Дальнейшее расчленение России по планам наподобие планов Бзежинского ведет к ее «африканизации» с нескончаемым потоком гражданских войн и сменой диктаторских режимов. Конечно, кому-то то выгодно: колоссальные рынки, огромные ресурсы, дешевая рабочая сила. Но Россия Африкой не станет. Слишком многое роднит ее пространства. Если Россия не сможет их контролировать, ей на смену выдвинется молодое и более сильное государство. Интеграционная идея его будущего уже выстраивается на современной евразийской идее.

В России некоторые мусульманские интеллектуалы пытаются оседлать евразийскую идею. Только со знаком наоборот. Они отрицают главенствующую роль в Евразии русского народа и отводят его единому «евразийскому этносу», выступающему под флагом ислама. Согласно догматическим исламским концепциям в мусульманском обществе не может быть национальных различий. В перспективе Коран предопределяет для всех мусульман слияние в одну нацию и один мир ислама «дар-аль-ислам». Он противопоставляется миру неверных «дар-аль-харб», который подлежит превращению в «дар-аль-ислам» посредство джихада – священной войны. Вот так говорит об этом кумир миллионов мусульман имам Хомейни: «Джихад, или священная война, означает завоевание всех немусульманских территорий. У нас, у мусульман, нет иного выбора, кроме вооруженной священной войны. И цель этой войны – утвердить закон Корана от края и до края земли!»

Ислам оказался последней по времени возникновения мировой религией (грядет ли за ним еще какая?) Он же выступил и наиболее экспансивной из всех религий. Там, где ислам уже утвердился и обратил население в свою веру, он более не отступал. Начав расти около 640г., исламская мировая община насчитывает теперь 1 млрд. 300 млн. последователей, то есть исторически она росла со скоростью 1,5% в год. Сегодня темпы роста населения мусульманских стран самые высокие в мире. В 47 странах с исламским большинством они составляют 2% в год. В 1973 г. в мире насчитывалось 500 млн. мусульман, в 1980 г. это число составляло примерно 780 млн., а к началу 2004 г. достигло примерно 22% населения планеты. Другими словами, почти каждый четвертый житель планеты – мусульманин. При такой динамике число мусульман через 125 лет составит 50% населения Земли. Половина населения земного шара станет жить по шариатским законам.

В СССР доля мусульман с 1950 по 2000 г. выросла с 8, 55 до 18, 55, и если бы СССР сохранился в своих прежних границах, доля мусульман среди молодежи призывного возраста составляла бы треть. В попытке оправдать свою разрушительную политику реформаторы иногда говорят, что при всех тяжелых последствиях развал СССР пошел на пользу русским. Иначе лет через 20–30 мусульманские народы оттеснили бы русский народ. За последние 150 лет население Таджикистана увеличилось в 11, 5 раза, а в Средней Азии в целом — в 7 раз. Сегодня население государств Средней Азии и Азербайджана лавинообразно удваивается каждые 23–25 лет и составляет половину населения России. А завтра? Если оно будет удваиваться, как сегодня, то к 2025 г. исламские страны бывшего СССР по численности населения вдвое превзойдут Россию. Сегодня рост исламского мира на постсоветском пространстве сдерживает европеизированное мышление, проявившееся в преодолении многовековой традиции многоженства. А завтра? Завтра возможен повсеместный возврат к этой традиции. Он уже идет, даже в Казахстане, и может ускорить темпы прироста населения бывших среднеазиатских советских республик как минимум еще вдвое.

А свободных земель, пригодных для землевладения, в бывших республиках Средней Азии не то что нет – нет даже воды для орошения. Ферганская долина с трепетом ждет повторения ошских событий, когда из-за орошаемых земельных наделов народ шел на народ. Подобные трагедии будут выбрасывать в Россию все новые потоки беженцев. Целая мегаволна мигрантов хлынет на российские просторы в случае распада нашей страны. Мигранты сюда последуют не только из постсоветских стран, но и из Пакистана, Индии, Китая, Бангладеш, Африки.

Индийский ученый Рамеш Десаи пришел к выводу, что, если в истории человечества население какой-либо страны становилось мусульманским наполовину, неизбежно происходила полная исламизация страны. До принятия ислама в Средиземноморье господствовало христианство, в Персии – зороастризм, в Афганистане и Синьцзяне – буддизм. Теперь там повсюду ислам. Индонезия в XIV в. была по большей части буддисткой и индуистской страной, но за 400 последующих лет стала на 90% мусульманской.

Когда Пакистан отделился от Индии в 1947 г., он провозгласил себя отделенным от церкви светским государством. Из проживавших в нем порядка 50 млн. человек немусульманскими было около 25%, или 12,5 млн. Если бы их число увеличивалось с сегодняшней среднемировой скоростью роста населения в 1,3% в год, подсчитывает Рамеш Десаи, их сегодня насчитывалось бы 25 млн. Но сейчас они составляют только 2% населения Пакистана, или 2, 7 млн. человек. Таким образом, Пакистан за последние 55 лет обратил в свою веру, изгнал или уничтожил около 22,3 млн. своих жителей. Подобная картина вырисовывается и в Бангладеш, где немусульманское население сократилось за тот же период с 25% до 10%, или на 13 млн. немусульман. В Ливане в 1944 г. мусульмане составляли 44% от общей численности населения. Теперь эта страна на 75% исламская. От господства ислама освобождались территории, подобно Испании в 1942 г., но не народы.

Приверженцев ислама, бывало, теснили, изгоняли с родных земель, как это делал Израиль, но ни в какую другую веру не обращали. Даже господство коммунистической идеологии в республиках Средней Азии и в Албании не сделало эти страны атеистическими. Возглавить исламизацию земного шара все больше стремится арабский этнический альянс. В него входят самые богатые страны исламского мира – Саудовская Аравия вместе с Кувейтом, Катаром, Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном. Именно в Саудовской Аравии появилась идея создания всемирного «великого исламского халифата». Под главенством этой страны создается система исламских международных организаций, параллельная западной. Неким исламским аналогом ООН является Организация исламская конференция, охватывающая 52 государства, включая Россию. Действуют Исламская комиссия Международного Красного Полумесяца – аналог Красного Креста, Исламский банк развития – аналог Международного банка развития, Исламская организация по образованию, науке и культуре – аналог ЮНЕСКО, Исламская федерация спортивной солидарности – аналог Международного олимпийского комитета и прочие структуры. Интегрировать в исламский мир поначалу планируется все государства с доминированием ислама, включая республики бывшей советской Средней Азии, Азербайджан, Казахстан, а также российский Северный Кавказ, Татарстан и Башкирию. В перспективе же ставится цель исламизации населения всего земного шара. По мнению председателя Исламского комитета России и поборника создания «всемирного исламского государства» российского политика Гейдара Джемаля, антиглобалистское движение должно перерасти в четко оформленную оппозицию. Как фиксированный плюс, противостоящий по своей силе и размаху системе глобализма и «мирового правительства». Последним военно-политическим ресурсом человечества в борьбе против отчужденной от него, страшной и беспощадной системы глобализации Джемаль считает ислам: «Ни одно, даже самое сильное национал-сопротивление в мире, самое героическое и патриотическое, состоящее из одних манолисов глезосов сплошь, распутную и коррумпированную транснациональную систему, которая катится по всем народам, не остановит! Что остановит? Остановят только союзы, военные союзы мужчин, группы, общины и структуры, которые связываются друг с другом по велению сердца, чтобы вести остальных за собой, — просто потому, что иного выхода нет: либо растворится в той всемирной кишке, либо умереть стоя».

Гейдар Джемаль — сторонник все того же «мирового правительства», только с явно выраженным исламским уклоном. Базой для политизированного ислама и его «мирового правительства» все более становится Россия. Из проамериканского проекта ее пытаются перетянуть в сторону «евразийского проекта глобальной исламизации».

Если современные демографические тенденции сохранятся, восточносибирские и дальневосточные окраины России неизбежно перепадут Китаю и Японии. А на основной части страны утвердится военная империя ислама. Как в 1917 г. утвердились большевики. И народ точно так же поддержит исламистов, как когда-то большевиков, если они начнут воевать с олигархами и выдвинут перед людьми какие-то правильные лозунги типа «земля – крестьянам, небо – инопланетянам..».

Это будет многонаселенная империя, поскольку в результате легализации многоженства постоянный прирост исламского населения резко увеличится. Демографическая емкость постсоветских республик невелика, и на пустеющие просторы России неизбежен приток мигрантов. Процесс и сейчас уже идет. А завтра инициативу нового евразийского строительства возьмут на себя деятельные чеченцы и тюркские народы России. Исламизирующаяся Россия станет мощным фактором интеграции всего исламского мира бывшего СССР. Это возвращает ей статус сверхдержавы, который сегодня уже не гарантируется сугубо ядерным фактором и решает целый ряд других проблем. Снимается с повестки дня сепаратизм, предотвращается распад государства.

Банкирам нужна прибыль. Вероятность прибыли предполагаемых к финансированию инвестиционных проектов просчитывается самой серьезной экспертизой. Государственные экономические проекты оказываются зачастую неэффективными, поскольку лишены должной коммерческой проработки. Подсчитано, что если бы деньги, отданные в 1998 г. под ГКО и ОФЗ в виде процентов, использовались для инвестиций в товарное производство, то каждый вложенный рубль обернулся бы примерно пятью рублями доходов в казну. Примерно таких же доходов можно ожидать сегодня от средств Стабилизационного фонда. Очень скоро за счет них можно было бы реинвестировать сам Стабилизационный фонд. Банковские инвестиции строго должны быть направлены государством исключительно на создание реального продукта. Задачу отечественных банков мы видим в стимулировании экономических программ. Ассоциация российских банков уже разработала проект создания точек экономического роста по всей территории страны через развитие финансово-кредитного рынка. Важно, что разработан он при самом широком участии региональных банков. Как отмечает руководитель программы Г. А. Тосунян, банковская система – это не просто одна из отраслей экономики и даже не важнейшая часть инфраструктуры. Это основа основ экономики, без которой сегодня невозможно развитие ни одной из отраслей, ни одной из отраслей из социальных программ государства.

«История России хранит немало управленческих тайн – когда в безнадежной, казалось бы, ситуации несколько точных решений разрушают барьер между народом и властью. В этом феноменальном единстве растворятся последние признаки взаимной отчужденности…. Власть становится умной и деятельной, а народ – бескорыстным и жертвенным. И вытягивают страну вопреки всем мрачным прогнозам и предзнаменованиям». Ю. М. Лужков «Российские « Законы Паркинсона».

Разве иные правительственные чины не знают тайны этих и многих других столь не простых управленческих решений? Знают. Но у них другие приоритеты. Мы, конечно, далеки от мысли, что у нас в стране сплошь и рядом какие-то там ставленники западных спецслужб. Но и мысль о том, что спецслужбами западных государствах не ведется работа по защите своих национальных целей, нам тоже чужда. Поневоле появляются определенные мысли, когда нам заученно твердят, что не в интересах российской экономики расходовать деньги Стабилизационного фонда. Сторонники таких заявлений предпочитают, чтобы наши деньги служили экономикам других стран.

Быть может, у Грефа с Кудриным есть некий тайный план в отношении средств Стабилизационного фонда, этакая «военная тайна», которую никак не должны знать «буржуины»? А может, собственный народ? Поговаривают, будто бы есть проект «выкинуть» эти деньги в 2008 г., подняв зарплату учителям, врачам, ученым, военнослужащим и другим бюджетникам до тысячи долларов в месяц.

Тем самым будет обеспечен надежный электорат на выборах. А потом все можно обрушить по образцу дефолта 1998 г…. В таком свете вопрос инвестирования средств Стабилизационного фонда становится уже политическим.

Странно видеть, как чиновники разных рангов убеждают иностранных инвесторов вкладывать деньги в российскую экономику. А что же Россия со своим огромным Стабилизационным фондом их не вкладывает? Зато западные инвесторы вкладывают. Берут деньги Стабилизационного фонда, отданные Западу под смешные проценты, и строят у нас на них объекты. Вся прибыль уходит на Запад. Иностранные инвесторы, безусловно, нужны, если не хватает собственных средств или необходима кооперация государства, если отечественные инвесторы не хотят вкладывать средства в проекты. Но не в случаях, подобных иностранному инвестированию из отечественного Стабилизационного фонда.

А вот еще одна управленческая тайна. Камчатский ученый Валерий Быкасов подсчитал, что Россия в принципе не сможет стать богатой страной только на экспорте нефти, алмазов, древесины. Потому что грамм добытого золота в несколько раз дешевле того же грамма, прошедшего аффинажную фабрику за тысячи километров от места добычи. Стоимость извлеченного из кимберлитовой трубки карата природного алмаза – от четырех до восьми долларов, а карата бриллиантов ограненных в Израиле или Нидерландах, — от $400 до $2000. Из тонны сжиженного газа, которая стоит в Западной Европе сотню долларов, продукции можно произвести на сто тысяч долларов. Тонна нефти стоит на мировом рынке $420, а стоимость продукции из этой тонны нефти оценивается в десятки тысяч «зеленых». Сам же экономический эффект от производства экспортной нефти в десять тысяч раз меньше, чем от выпуска авиатехники.

Таким образом, разница между районами, перерабатывающими продукцию и добывающими ее, увеличивается с каждым днем. Нищенское положение добывающих все более усугубляется. Наш растущий в объемах экспорт провоцирует подорожание бензина, мазута и дизтоплива. Выгоднее становится продавать их за рубеж, а не поставлять на внутренний рынок. Соответственно проодолжается повсеместный рост цен на жизненно важные товары и продукты.

А впереди вступление России в ВТО с соответствующим повышением цен на энергоносители (электиричество, бензин, газ) до мирового уровня, банкротством «неконкурентоспособных» предприятий и ростом безработицы. Хорошее определение ВТО дает автор «Конца истории» Френсис Фукияма: «ВТО — это единственный институт, который может стать мировым правительством, потому что ВТО должна устанавливать не только всемирные правила торговли и инвестирования, но и правила труда и охраны природы». Директор департамента образования ЮНЕСКО Борис ключников добавляет: «Правительства, безоглядно вступающие в ВТО, де-факто сдают национальный суверенитет. У ВТО тысячи правил и законов и свой суд. Правила устанавливают сильные для слабых».

И, наконец, последняя, быть может, самая секретная государственная тайна управленческого решения по «вытягиванию» страны из кризиса «вопреки всем мрачным прогнозам и предзнаменованиям». Очень простая и очень опасная для мировых финансовых структур. Заключена она в приведении рубля к серебряному и золотому стандарту. При этом необязательно выплавлять рубль из ценных металлов, но обязательно обеспечить его природно-ресурсной рентой. Если при этом продавать наши природные ресурсы исключительно за рубли, то обеспеченный золотом и природными ресурсами рубль тут же станет востребованной в мире свободно конвертируемой валютой. То, чего ждет весь мир за пределами мира «золотого миллиарда». Правда, для «эмиссионных валют это станет серьезным испытанием. Зато для нас будет означать обогащение с такой скоростью и точностью, только наоборот, с какой когда-то произошло «обеднение» советских рублевых накоплений.

Мир приступил к интеграции национальных экономик. За наиболее развитую форму объединения принимается Европейский союз (ЕС) с единой европейской валютой. Его создание считается самым большим достижением Европы после Второй мировой войны. развитую форму объединения принимается Еропейский союз (ЕС)ы из кризиса "фонда. Стол, наконец, пследняя, быть может, самая секретаня государственная тайна управленческого решения по " устанваливать не только а сия как чиновники разных рангов убеждают иностранных инвесторов вкладывать деньги в российскую экономику. и мысль о том, что спецслужбами западных государства не ведется работа по защите своих национальных целей, нам тожечужда. зОбъединенная Европа укрепляет веру в единение народов и в то, что Европа - это дом без войн и конфликтов. Где каждому дан шанс сделать этот дом еще лучше. Большинство футурологов возвещают скорое и окончательное объединение стран в едином мировом государстве. Это будет означать победу американской модели либеральной демократии над всеми остальными формами общественного порядка.

Идеи эти созвучны учению марксизма об отмирании наций и государства. Замеченное Марксом усиление экономических и политических связей на уровне государств привело его к выводу о неизбежном создании в обозримом будущем цивилизации, связанной едиными коммуникациями и регулируемой из единого центра. Многие люди в его время полагали, что способны создать политическое общество без войн. Об интернационализации как тенденции мирового развития немало писал Ленин.

Чтобы понять, почему так произошло, необходимо установить, кому это выгодно. Выгодно ли России, что заработанные деньги не вкладываются в развитие страны и улучшение благосостояния ее населения? Ответ очевиден – нет.

Нужно ли нашим западным радетелям, чтобы Россия развивалась и снова стала супердержавой? Ответ очевиден – нет, так как в этом случае вместо сырья им придется покупать у нас продукты его глубокой переработки.

Выгодно ли западным странам, чтобы три из четырех заработанных Россией на экспорте долларов оседали в их банках и работали на их экономку? Ответ очевиден – выгодно.

В принципе, Россия являет собой блестящий образец неоколониальной схемы, когда добытые в стране природные ресурсы продаются за границу, а вырученные за них деньги выводятся из страны через Стабилизационный фонд.

Тем самым реализуются две задачи. Первая - не дать развиваться стране-неоколонии. И вторая – использовать ресурсы неоколонии для развития метрополии.

Теперь встает очередной вопрос. Почему «отцы» Стабфонда Греф и Кудрин так рьяно отстаивают неоколониальную схему развития России? Быть может, они не понимают, что творят? Интересно, а собственными средствами они распоряжаются так же бездарно, размещая их в западных странах под удивительно невысокий процент? Если это так, вопросов к ним нет. Есть одно предложение к президенту – назначать на столь ответственные должности более квалифицированных специалистов.

Если же свои средства они вкладывают эффективнее, чем государственные, например, под высокие проценты в Российские банки или в высокодоходные российские и иностранные ценные бумаги, то возникает резонный вопрос: чем вызвано неэффективное для России распоряжение средствами страны? И здесь может быть несколько ответов.

Собственником природных ресурсов России считается государство. Раз так, то и добытая нефть должна быть государственной собственностью. При эксплуатации любого государственного природного объекта, будь то земля, лес, вода, недра и прочее, неизбежно возникает природная рента. Это плата, которая вносится за добычу того, что на первый взгляд бесплатно лежит, но на деле является достоянием всего народа. Например, за эксплуатацию недр. Россия остается сегодня единственным в мире государством, не взимающим природную ренту. Вместо рентных платежей за недра и загрязнение окружающей среды у нас с 2001 г. действует единый налог на добычу полезных ископаемых, не дифференцированный по месторождениям. За тонну нефти, добытую из малопроизводительных скважин, платят ту же пошлину, что и за тонну нефти, извлеченную из скважин более рентабельных. Добывать стало выгодно лишь из относительно легко извлекаемых запасов. В результате не создаются стимулы для разработки новых технологий с целью эксплуатации трудно извлекаемых запасов. А там остается около половины запасов нефти.

Сегодня в России добывается около 380 млн. тонн «черного золота». Внутреннее потребление нефти остается невысоким: 110–120 млн. тонн. Все остальное идет на экспорт, который, как полагают эксперты, к 2010 г. еще удвоится. Наиболее богатые и обустроенные месторождения исчерпаны. Выработанность крупных месторождений, дающих основную долю в добыче, достигла 60–85%. По оценке министра природных ресурсов Юрия Трутнева, рентабельные запасы российской нефти иссякнут уже в 2015 г. И что тогда? Как работать нам тогда, чем заниматься?

У основных фондов нефтяного комплекса высокая степень износа, в нефтедобыче амортизировано более 50% оборудования, а в нефтепереработке этот показатель превышает 80%, что чревато угрозой техногенных катастроф. Из 350 тыс. км российских нефтепроводов около 20 тыс. км эксплуатируется 25–35 и более лет. В результате Россия - первая в мире по масштабам нефтяных загрязнений. Потери нефти на установках слива-налива, при транспортировке и хранении – от 3 до 7%. Абсолютные потери достигают 10–20 млн. тонн в год. Точных цифр по разлитой нефти в России нет. В других нефтедобывающих странах объемы разливаемого в результате аварий на нефтепроводах сырья – не более 0,01% от общего объема добычи. Главная проблема там - аварии танкеров, у нас - разгерметизация линейной части магистральных нефтепроводов. В результате на российских нефтепроводах ежегодно происходит около 60 тыс. аварий, из них 800 крупных.

А зачем нам вообще на пороге глобального энергетического и сырьевого кризиса менять свои бесценные природные запасы на обесцениваемые валюты? Подсчитано, что за 10 кг свеженапечатанных стодолларовых купюр Запад скупает у нас 10 кг невосполнимых запасов золота или эквивалентного им объема нефти, газа, леса.

Растущие цены на нефть как раз отражают реакцию на признаки дестабилизации доллара. Пока деньги Стабилизационного фонда еще хороши от хороших цен на нефть, неплохо бы их куда-нибудь хорошо вложить, хотя бы в хорошие дороги. Тогда в решении одной из двух проблем Россия преуспела бы. Если беспокоит истощение нефти, можно инвестировать те же деньги в геологоразведочные работы. А если стимулировать образовательные и медицинские программы, то будущие поколения смогут жить и без нефти за счет высокотехнологичных отраслей экономики.

Под лозунгами евроазиатского тюрко-славянского синтеза «евроазиатская империя ислама» вернется к сверхзадаче исполнения своей исторической миссии, присущей российско-советской державе. Целый ряд стран, от Саудовской Аравии и Судана на юго-западе до Малайзии и Индонезии на юго-востоке, могут оказаться связанными воедино «новой Россией», поначалу хотя бы в виде военно-политических блоков. Ведь Россия погрузится в эту новую империю с известным багажом – стратегическими ядерными силами, огромными пространствами незаселенных земель, богатейшими природными ресурсами. И ислам воспользуется ими. Все советско-российское наследство, безусловно, перепадет ему, коль скоро половину численности российской армии к 2030 г. составит исламская молодежь.

Ситуация в России в чем-то близка к положению СССР накануне немецкой агрессии. Но тогда был Сталин, который хорошо понимал, что ни за Фридриха Энгельса, ни за Клару Цеткин русский народ под немецкие танки не пойдет. Он приказал расстрелять «ленинскую гвардию» как «бешеных собак», а своим режиссерам и писателям дал указание сочинять не про «русский фашизм», а про Александр Невского, Ивана Грозного, Петра Первого, о подвигах русских воинов. Без этих мер коммунисты не смогли бы ни удержать власть, ни выиграть войну.

«Исламский проект новой России» в перспективе объединяет в одну сверхдержаву более миллиарда людей, живущих в стратегически центральных регионах планеты. И уже можно предвидеть, кому эта сверхдержава будет противостоять. Именно такая модель будущего прослеживается в планах лидера евразийского движения Александра Дугина, Сергея Градировского и Гейдара Джемаля.

Исламизаторы на удивление открыто декларируют свою цель – захват идеологического пространства, которое еще «не приватизировано». В России сегодня нет оформленной политической идеологии, которая была и 20, и 70 лет назад в форме марксизма-ленинизма как учения о борьбе классов и торжестве угнетенных. Собственно говоря, в СССР никто из последователей Маркса и Ленина работ своих вождей глубоко не знал, да и этого и не требовалось. Достаточно было внешнего выражения приверженности к учению и знания истории КПСС и научного коммунизма. Заметим, попутно, что чем менее «научна» та или иная наука, тем более она употребляет это определение по отношению к себе. Ведь никто не слыхивал о «научной физике» или «научной химии». Зато сколько угодно «научных» историографий, социологий, идеологий. Вспомним опять же научный атеизм. Идеологией нового общества, вырастающего на осколках российско-советского, станут, по всей видимости, «история ислама» и «научный ислам», которые как будет считаться, «сконцентрируют в себе лучи очень многих учений». Но ислам не только идеология – он еще и закон, охватывающий почти все стороны жизни человека, предписывающий ему, как компас, нормы поведения. Поэтому можно с уверенностью сказать, что такое общество будет в наибольшей степени считать себя правильным и сможет избавиться от многих рефлексий и терзаний, столь присущих сегодня россиянам.

Ведь если разобраться, СССР был самой настоящей цивилизацией. Со своими представлениями о добре и зле, со своей идеологией, со своим взглядом на историю, экономику, культуру, которые сильно отличались от принятых в остальном мире. В СССР были своя мифология, своя квазирелигия, даже свои «нетленные мощи». И вот все это рухнуло в одночасье, и многие понятия, мифы и верования были заменены прямо противоположными. Естественно, что у людей началась своеобразная «идеологическая ломка», полная идеологическая дезориентация, смещение даже самых базовых понятий о добре и зле. И тут приход цельной, морализующей, религиозно окрашенной цивилизации может оказаться весьма уместным.

Как говорит лидер российских исламистов Джемаль: «Единственная реальная сила, которая остается – это ислам: не благожелательная религия, а религиозная доктрина, политическое учение о судьбе человечества, о миссии и задачах человечества, где есть несколько важнейших пунктов, благодаря которым возвращается подлинный статус религиозной доктрины как доктрины революции, доктрины освобождения, который временно в XIX-XX веках по специфике господствующих в то время ментальностей человечества был заменен светской квазирелигией марксизма. Сегодня религиозное измерение, традиционно присущее революции, возрождается в исламе… Это и есть возрожденная революция, подлинный политический ислам, приход которого готовился и Марксом, и Лениным, и Че Геварой».

Ислам принимает столько русских, что православная церковь бьет тревогу, а Союз православных граждан призывает к бойкоту бывших единоверцев, избравших религию Аллаха. Русские мусульмане на удивление активны, даже более чем их единоверцы из северокавказских и поволжских республик. Большинство прихожан мечетей Москвы и Санкт-Петербурга уже составляют русские. В основном ислам принимает молодежь до 30 лет. В Татарстане, Дагестане и Башкирии за счет региональных бюджетов и иностранных денег ведется массовое строительство мечетей. Выдается оно за фантастический всплеск исламской пассионарности.

Что заставляет русских идти в ислам? Прежде всего – дикая «рыночная демократия», заставляющая человека быть сильным и видеть конкурентов в своих близких. Эта роль трудна для русских людей, формирование которых происходило в условиях взаимовыручки и взаимоподдержки. Ислам же дает им нечто твердое, правильное с точки зрения организации жизни в согласии с Богом. Мусульманская община обеспечивает духовную поддержку, и не только в стенах храма. Именно в такой, не зависящей от национальности, благосостояния, социального статуса поддержке нуждаются сегодня россияне.

С приходом русских в ислам меняется и его политическая ориентация. Еще недавно большинство российских исламистов придерживались сепаратистских настроений, широко поддерживали чеченских боевиков. Сегодня они приобретают все более государственнические устремления и указывают на соответствие своих целей имперскому проекту. На месте исторической русской империи должна по их замыслу появиться империя ислама. На первых порах, возможно, без лидирующей нации, без явно господствующей веры. Затем возникнет нечто наподобие современного Казахстана или Татарстана. На примере этих республик уже можно видеть, во что выльется исламизирующая Россия. Это будет светское государство с клановым характером власти и бизнеса, этнократической системой отбора кадров на все руководящие посты, пропагандой принципа «титульной» системы власти – «кого имя, того и власть» (Кольев, 2002, 2004). Достигнутое в «титульных» республиках исламизаторы намерены внедрить по России таким образом, чтобы повторить опыт в местах компактного проживания нерусского населения, активно вытесняющего русских с Кавказа и Поволжья, захватывающего плацдармы в Центральной России. Прежде всего, в Москве и Московской области.

Но только до поры до времени. Трансформироваться исламизирующееся государство будет уже в подобие современного Узбекистана или даже Туркменистана. Этому будет способствовать приток на опустевшие после русских места выходцев из исламских республик Средней Азии и Кавказа, которые вот-вот во всю мощь пойдут на Россию. Как пишет Руслан Курбанов: «На политической карте России уже отчетливо проступают зеленые вкрапления, которые, стремительно разрастаясь, грозят в скором времени слиться в единое мощное общественно-политическое пространство, которое накроет собой значительную часть Центральной и Южной России».

Вот так получается. По этому сценарию всего лет через сорок Запад столкнется с новой империей ислама, охватывающей полмира — от Малайзии до Северной Африки. Выпустили джинна из бутылки, и теперь грядет наказание. Собственно говоря, такое же наказание понесла в свое время Византия, а до нее и Рим. Получается, так будет сокрушен и Третий Рим.

Иными словами, это будет империя, хотя и «нового типа», но наподобие «единого советского народа». Она будет обладать колоссальными природными ресурсами и богатствами. Северная Евразия — Россия будет вести в исламских странах строительство атомных станции, разворачивать технологии опреснения морской воды. Что, безусловно, стимулирует подъем евроазиатской науки и промышленности, повысит материальной уровень жителей. Это все еще без альянса с Китаем и исламизирующейся Франции.

Как писал П. Я. Чаадаев в «Философических письмах»: «Глубокая мудрость Египта, очаровательная прелесть Ионии, строгие добродетели Рима, ослепительный блеск Александрии – во что вы превратились? Блестящая цивилизация, взлелеянная всеми силами земли, связанные со всеми славами, со всеми героями, со всем владычеством, с величайшими государями, которых когда-либо производила земля, с мировым суверенитетом – каким образом могли вы быть снесены с лица земли? К чему была работа веков, чудные деяния интеллекта, если новые народы, пришедшие неизвестно откуда, не приобщенные ни малейшим образом к этим цивилизациям, должны все это разрушить, опрокинуть великолепное здание и запахать самое место, на котором оно стояло?» Но не варвары разрушили древний мир. Это был уже «разложившийся труп, и варвары развеяли только его прах по ветру».

Москва в объятиях Азербайджана

Испокон веков и вплоть до конца 1980-х гг. прошлого века в национальном составе Москвы преобладали после русских татары, украинцы и евреи. По данным переписи 1989 г., из 9 млн. столичных жителей самое крупное национальное меньшинство составляли украинцы — около 25 тыс. человек. Приблизительно такой же национальный состав столицы сохранялся до 1994 г. Миграционный прирост или отсутствовал, или был незначительным.

С1996 г. национальный состав стольного града стал резко меняться и принял к началу XXI в. беспрецедентные масштабы динамики. Если раньше население Москвы пополнялось в основном за счет уроженцев коренных русских губерний, то сегодня в потоке мигрантов преобладают уроженцы Кавказа, Закавказья и Средней Азии. Происходит необратимая и стремительная трансформация национального состава российской столицы. Заселяющие в последние годы Москву и область диаспоры географически и этнокультурно вышли из достаточно далеких от Центральной России условий. Среднее расстояние перемещения мигрантов к 1995 г. возросло по отношению к 1955 г. примерно в два раза, а по сравнению с концом прошлого века – в пять раз (соответственно 1175, 562 и 230 км).

Между прибывающими иногородними и коренными жителями столицы возникает доселе невиданный контраст. Мигранты привносят в город не только свои нравы, обычаи и диалекты, но и сложную криминогенную обстановку. Последствия огромного и взрывоопасного притока нового генетического разнообразия в относительно однородную среду москвичей неоднозначны и мало изучены. В истории крупных городов мира нет примеров столь радикал.

Комментарии (0)
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите или зарегистрируйтесь.
Перечень документов для взыскания долгов по зарплате Госдума дополнит решением трудового инспектора о принудительном взыскании их с работодателя без обращения в суд. Первый зампред думского Комитета по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Савельев считает, что новая процедура будет способствовать более оперативному получению гражданами заработанных ими денег